Варшавская мелодия для НАТО

The first company-sized contingent of about 150 U.S. paratroopers from the U.S. Army's 173rd Infantry Brigade Combat Team based in Italy march as they arrive to participate in training exercises with the Polish army in Swidwin, northern west Poland April 23, 2014. The United States is sending about 600 soldiers to Poland and the three Baltic states for infantry exercises, the Pentagon said, one of its highest-profile steps yet to reassure NATO allies after Russia's seizure of Crimea. REUTERS/Kacper Pempel (POLAND - Tags: MILITARY POLITICS) - RTR3MCO1

Наталья Бурлинова

Президент "Креативной дипломатии", к.полит.н.

Российские СМИ отмечают антироссийскую атмосферу саммита НАТО, состоявшегося 8-9 июля. Ну а какой еще могла быть эта атмосфера, ведь встреча глав государств и правительств членов альянса проходила ни где-нибудь, а в Варшаве, столице, которая всегда имеет «особое» мнение о России. Варшавское особое мнение вкупе с позициями трех стран Балтии сильно отражается на политике НАТО в отношении Москвы.

В 2010 году мне довелось принимать участие в программах на полях саммита НАТО в Лиссабоне. Тогда, 6 лет назад, НАТО свою португальскую встречу называла не иначе как «исторической». Причиной тому стало принятие новой Стратегической концепции альянса, своего рода «дорожной карты» для НАТО на ближайшие 10 лет. Тогда НАТО смотрела в будущее, открывая для себя новые горизонты действий, как в географическом, так и в функциональном смысле.


Шесть лет спустя, в 2016 году, НАТО вернулась в прошлое, в состояние риторики «холодной войны». Шесть лет спустя трудно разглядеть в нынешнем альянсе прообраз той организации будущего, о которой в 2010 году в кулуарах вели разговоры эксперты, военные и политики. Шесть лет спустя НАТО, отбросив все придуманные за минувшие годы новые для себя роли и задачи, вернулась к своей изначальной и главной задаче – сдерживании России.
В итоговой Декларации саммита России так или иначе посвящено 15 пунктов, в которых изложено комплексное недовольство НАТО действиями Москвы. В этих 15 пунктах собраны все претензии организации, особенно некоторых ее членов, к России, начиная с Украины и Крыма и заканчивая критикой военных учений, которые Россия проводит на собственной территории. И странно было бы удивляться жесткой стилистике и риторике этих пунктов, в которых Россию упрекают, критикуют, требуют от нее. Этот стиль читался еще до саммита НАТО. Достаточно было открыть любой польский журнал, где пишут о России, и можно увидеть стандартный набор клише: от «воинствующей и неимпериалистической России» до кощунственных сравнений путинской России с фашистской Германией.

К сожалению, именно польская риторика во многом доминирует сегодня в Европе в дискурсе о России. Восприятие России как угрозы в военном и политическом смысле вряд ли является распространенным, например, в Португалии или Греции, членах НАТО. А для Польши подобное утверждение – факт их повседневной жизни и часть культурного кода. Вряд ли даже высокопоставленные чиновники НАТО считают нападение со стороны России на НАТО реальной угрозой. А польские политики и политики стран Балтии живут этой идеей, маниакальными образом транслируя ее в общие ряды членов НАТО. Особенно часто своими громкими заявлениями в адрес Москвы отличаются литовский президент и бывший член коммунистической партии Даля Грибаускайте и министр обороны Польши Антоний Мацеревич. Именно Мацеревич очень четко транслирует взгляд Польши на роль НАТО. Недавно в интервью телеканалу TVP Мацеревич сказал, что цель создания НАТО – защита других стран от российской агрессии. Все очень просто и однозадачно. С точки зрения поляков никакой другой цели существования у НАТО быть не может.

Польские и балтийские глаза НАТО очень мешают организации посмотреть на Россию под другим углом зрения. Ведь история отношений России и НАТО имеет не только негативный опыт. Ведь в свое время обсуждалось экспертными кругами НАТО предложение бывшего президента России Дмитрия Медведева о создании единой системы ПРО в Европе для отражения общих угроз. В итоге это предложение было отвергнуто, и сегодня система ПРО в Европе продвигается американцами уже без ссылок на мифическую угрозу Ирана. С Ираном договорились – а военную базу для базирования части американской системы ПРО в Европы открыли. Но был важен сам факт такой инициативы и обсуждения совместных инициатив, как, например, обзор общих вызовов и угроз или совместная оценка угроз со стороны баллистических ракет, о которой договорились все тогда же в Лиссабоне на полях «саммита будущего». Был и позитивный опыт сотрудничества по Афганистану, был и транзитный центр НАТО под российским Ульяновском, была и совместная программа подготовки кадров по противодействию наркотрафику для стран Центральной Азии, были согласованные действия в борьбе против пиратов в водах мирового океана. Были многие другие вещи, связанные с темой нераспространения ОМУ и ядерных технологий.

На встречах с польскими аналитическими кругами накануне саммита в Варшаве я спрашивала: а что кроме критики можно сегодня предложить России? Есть ли у НАТО позитивная повестка дня для России? Выдвигая список традиционных претензий Москве, польские аналитики и эксперты, не смогли ответить на этот вопрос. Они даже не вспомнили, что существует проблема радикального исламского терроризма, которая затрагивает всех: и Россию, и НАТО. Европа, пережившая за последние два года серию страшных терактов, и Россия с ее большим печальным опытом столкновения с терроризмом на своей территории с точки зрения реальных, а не мифических угроз имеют гораздо больше общих интересов, целей и задач.

Однако провал позитивного мышления в контексте России отразился в итоговых решениях альянса в Варшаве. Усиление военного присутствия НАТО на границах или почти на границах с Россией (Польша, страны Балтии) заведомо ведет к усилению напряженности и беспокойства Москвы, и, как следствие, принятию ответных шагов со стороны Москвы. Непризнание Западом сложившегося геополитического статуса-кво по Крыму имеет мало общего с реальной картиной жизни. А давление на Россию по Минским соглашениям вообще мало понятно, ведь Россия наряду с Западом является гарантом исполнения этих соглашений со стороны Киева и непризнанных республик Донецка и Луганска, а не исполнителем.

Еще одним символом варшавского разворота НАТО к «холодному прошлому» является упорство, с которым альянс продолжает реализовывать свою политику «открытых дверей». Расширение НАТО и приближение альянса вплотную к границам России – опасная идея, корни которой уходят к моменту распада Советского Союза. Желание альянса поглотить как можно больше стран, лежащих на границах с Россией, вносит колоссальную напряженность в отношения двух игроков. Казалось бы, конфликт на Украине должен был остудить всех активистов выхода альянса к границам с Россией. Нельзя тянуть страну в разные стороны и разрывать ее вопреки разумной целесообразности оставить пояс нейтральных и внеблоковых государств между НАТО и Россией. Но адвокаты поглощения бывших советских республик (прежде всего из числа опять же польских и прибалтийских политиков) не оставляют надежду однажды выйти на границу с Россией. Вопрос «зачем» остается без разумного ответа. И снова итоговый документ саммита содержит отсылку к однажды неизбежному, с точки зрения натовских стратегов, вхождению Украины, Грузии, Молдовы в состав альянса. Какова будет при этом реакция России, и что может произойти в той же Молдове, где население, в отличие от политической элиты, идею вступления в НАТО не разделяют, мало кто просчитывает.

К сожалению, саммит НАТО в Варшаве стал очередным проходным саммитом, на котором вновь и вновь утверждались заученные клише и традиционные подходы, без перспектив на будущее. Саммит объективно стал триумфом для хозяев встречи - польских политиков, рассчитывавших на конкретные решения, которые в итоге и были приняты. Однако с точки зрения будущего и стратегии развития позитивной повестки дня в Европе и в отношениях с Россией саммит оказался возвращением к прошлому. Если в Лиссабоне НАТО смотрело в будущее, то в Варшаве НАТО выбрало прошлое. И сложно предсказать, когда снова идеи о будущем и позитивное мышление в альянсе возобладают.

Англоязычная версия на сайте Russia Direct

Фото: Reuters

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×