Украина и НАТО

IMG_0139-300x225

К чему приведет отмена внеблокового статуса Украины?

Виктория Иванченко

Статья главного редактора «Креативной дипломатии» о перспективах членства Украины в НАТО и последствиях отмены закона о внеблоковом статусе на международном и внутриукраинском уровнях.

Украина 23-го декабря приняла закон, который отменяет внеблоковый статус государства. Что это значит и как повлияет на международную конъюнктуру?

В свое время Янукович, провозглашая «сбалансированную» и многовекторную внешнюю политику Украины сделал акцент на том, что Украина никогда не станет членом ни НАТО, ни ОДКБ, ни какого-либо иного военно-политического блока, и это является выбором украинского народа. [1]

Безусловно, Украина сегодняшняя и Украина год назад – два существенно разных государства и по содержательному наполнению официальной политики и риторики, и по состоянию внутреннего социального согласия. Более того, желание вступить в НАТО не только не укрепит несуществующее единство страны, но вдобавок обострит ситуацию. Вопрос вступления в НАТО было камнем преткновения и в более спокойные времена. Сегодня, когда попытки укрепить государственность проходят на фоне территориальной дезинтеграции и назначением министрами иностранных граждан, а попытки создания «национальной идеи» ограничиваются двумя тезисами («Украина единая и унитарная» и «Украина – это Европа»), то вряд ли намерения интегрировать в НАТО Украину, теряющую контроль над территорией, принесут благотворные плоды.

Чем обусловлено принятие данного закона? Обратимся к официальному тексту. «Агрессия Российской Федерации против Украины, незаконная аннексия ею Автономной Республики Крым, ведение против нашего государства так называемой «гибридной войны», военное вмешательство в восточных регионах Украины, постоянное военное, политическое, экономическое и информационное давление со стороны России обусловливают необходимость поиска более эффективных гарантий независимости, суверенитета, безопасности и территориальной целостности Украины» [2], – так звучит пояснительная записка к закону – в рамках общепринятых антироссийских обобщений. Многое ли это меняет?

Внеблоковый статус, инициированный Януковичем, был направлен в первую очередь на внутреннюю аудиторию (в виде некоего «примирения» и «стабилизатора») и на Россию, и, по сути, был шагом, замораживающим разговоры и диспуты о присоединении Украины к какому-либо полюсу силы (если рассматривать отношения России и НАТО с позиции антагонистических). Вопрос был временно закрыт, а отношения с Украиной на международной арене выстраивались, учитывая внешнеполитическую многовекторность Украины, или, проще сказать, попытки «усидеть на двух стульях» – если обратить внимание на постоянное лавирование между Европой и Россией. Но все-таки вопрос не был снят с повестки дня, так как многие понимали, что президентство Януковича не продлится вечно, а сотрудничество с НАТО не было прекращено и даже набирало обороты. Вспоминая суть «внеблокового статуса» мы подходим к обсуждению перемен, какие снятие данного статуса может принести.

Во-первых, конечно, автоматически это не делает Украину членом или кандидатом в члены НАТО. «Европейская и евроатлантическая интеграция – безальтернативный путь для Украины», – утверждает Петр Порошенко. Однако НАТО давно не выражает особых и прямых надежд относительно Украины как потенциального участника Альянса – ни Уэльс, ни последняя риторика (то ли в силу текущей напряженной ситуации, то ли в силу отведения Украине иной роли в своей деятельности) поводов для утверждения об Украине как о потенциальном члене НАТО не предоставляют. НАТО, конечно, будет приветствовать выбор Украины и стремление, но что дальше? Даже США не дали официально Украине статус основного союзника вне НАТО (подписывая «Акт в поддержку свободы Украины – 2014»). Что уж говорить о том, что нужен консенсус европейских государств-членов для принятия Украины в свои ряды. Впрочем, и Йенс Столтенберг, Генеральный секретарь НАТО, заявил, что Украине еще нужно провести определенные реформы «для организации обороны страны, борьбы с коррупцией и создании государственного аппарата, который будет работать лучше», прежде чем подавать заявку на вступление НАТО. [3]

Во-вторых, принятие в Североатлантический альянс  Украины, де-факто утратившей свои территории (вопреки тому, что НАТО не могут принять в члены государство с территориальными спорами),  влечет за собой для всех стран НАТО согласно принципу коллективной безопасности обязанность включиться в процесс «наведения порядка» и возвращения контроля над Донбассом и Крымом, на что вряд ли может равнодушно смотреть Россия. То есть необходимо подписаться на готовность включиться в новый глобальный конфликт, который может в краткие сроки перерасти в «горячий» с применением всего арсенала оружия массового поражения.

В-третьих, если теоретически представим, что Украина после успешного исполнения всех пунктов очередного «Плана действий относительно членства» становится официально новым членом Альянса, а Россия при этом остается безучастно смотреть на данные процессы (что очень маловероятно, если попытки восстановить контроль будут распространены на Крым, в частности), то проблему и кризис это не разрешает. Подобный ход событий только замораживает на небольшой период времени кризисную ситуацию, конфликтующие стороны не исчезают, неразрешенные вопросы остаются, а их решение отдаляется. Так как поводов для разгорания нового кризиса можно будет найти массу, то скорей всего новый кризис вспыхнет только с новой силой и интенсивностью. О масштабах останется только догадываться.

К слову, стоит заметить еще один интересный момент. Декларации практически никогда не носят юридически обязательный характер, но все-таки стоит вспомнить, с чего начинался путь независимой Украины. А начинался он с Декларации о государственном суверенитете еще в 1990 году, где согласно статье 9-й «Украинская ССР торжественно провозглашает о своем намерении стать в будущем постоянно нейтральным государством, которое не принимает участия в военных блоках» [4]. И неизвестно, сколько бы поддержки Украина как проект независимого государства получила бы изнутри, указав в те времена «ветра перемен» о своем намерении интегрироваться в евроатлантическую систему безопасности.

И немного личных наблюдений. Комментируя требование России дать гарантии относительно того, что НАТО не будет принимать Украину в свой состав, Глава Информбюро НАТО в России Роберт Пшель в рамках Балтийско-российского молодежного форума 2014 года заявил, что Россия, не будучи членом НАТО, не имеет права что-либо навязывать Альянсу, впрочем, «Украина еще не обращалась с просьбой присоединиться к НАТО». Это соответствует действительности, но риторика о будущем в НАТО на уровне украинских политиков присутствует давно, тем более, что при президентстве Ющенко Украина уже была кандидатом на членство. В том же ключе, обращают на себя внимание комментарии европейских экспертов и работников региональных подразделений НАТО (в частности, в Балтике) о том, что Украине необходимо прежде всего выполнить все обязательства перед НАТО, доказать преданность либеральным принципам и улучшить ситуацию с правами человека в стране, уменьшить уровень коррупции. Мало того, что формулировки довольны зыбкие и обтекаемые, так еще в последнее время правового нигилизма на Украине выглядят как откровенный сарказм.

На Украине, подписавшей Гаагские и Женевские конвенции, не исполняются правила ведения войны (об этом, к слову, делали доклад, в том числе, Human rights watch) [5], элементарно не исполняются Венские конвенции о дипломатических сношениях – и здесь мы вспомним о бушующей толпе возле посольства России в Киеве (нарушена статья 22, п.2 Венской конвенции 1961 г. и др.), – о какой приверженности либеральным принципам может идти речь? И если все-таки Украину примут в Альянс, то вопросы относительно продвигаемых как универсалистских принципов либеральной демократии, похоже, придется задавать самим «демократам» Запада. А именно: с каких пор демократия как один из главных, базовых компонентов западного мировоззрения обрела вид анархии и полного игнорирования собственной юридической базы? Но все-таки пока что НАТО рационально не спешит приветствовать Украину как потенциального члена, и это должно стать очередным уроком о том, что «важное геополитическое положение» Украины отнюдь не предоставляет особые привилегии, а, напротив, превращает территорию Украины в разменную монету для более крупных игр.

Примечания:

[1] Янукович обещает, что Украина не вступит в НАТО (2010). Доступно c: http://focus.ua/country/92044/

[2] Україна відмовилася від позаблокового статусу (2014). Доступно c: http://ua.korrespondent.net/ukraine/politics/3459650-ukraina-vidmovylasia-vid-pozablokovoho-statusu

[3] Декларація про державний суверенітет України, 1990. Доступно c:  http://zakon3.rada.gov.ua/laws/show/55-12

[4] Столтенберг: Киеву нужно провести реформы перед подачей заявки в НАТО (2014). Доступно с: http://ria.ru/world/20141224/1039877132.html#ixzz3MnfVrNAT»

[5] Ukraine: Unguided Rockets Killing Civilians (2014). Доступно с: http://www.hrw.org/news/2014/07/24/ukraine-unguided-rockets-killing-civilians

Виктория Иванченко - главный редактор «Креативной дипломатии».

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×