Стратегия мягкой силы США

7019435533_398df7054c_k

Ксения Пашуто

Стратегия мягкой силы США на постсоветском пространстве

В новой статье студентка магистратуры МГИМО (специальность - "Политическая экспертиза и GR-стратегии") Ксения Пашуто анализирует систему мягкой силы США на постсоветском пространстве и слабости стратегии мягкой силы России на данном направлении.

В соответствии с изменением системы международных отношений и изменением мира в целом – в связи с процессами глобализации, интеграции и регионализации, возрастанием роли информационных технологий, и в целом с переходом к постиндустриальному обществу, изменяется политика как таковая, и всё большее значение играют не жесткие силовые механизмы влияния на другие государства, а такие, как мягкая и умная сила.

Существующие в настоящее время имидж США и национальный бренд США были бы невозможны без реализации грамотной стратегии мягкой силы. Весь XX век упорно доказывал, что США нашли способ заставить других хотеть того же, что и Соединенные Штаты Америки. После распада СССР и трансформации системы международных отношений постсоветское пространство стало одним из ключевых регионов, где прежние сферы влияния Советского Союза стали заполняться влиянием Соединенных Штатов. В 90-е гг. Российская Федерация существовала в несколько иллюзорной политической реальности: считалось, что бывшие советские республики в силу общего прошлого и исторической памяти будут ориентироваться на Россию как на «старшего брата» и некую ролевую модель, а НАТО не будет расширяться на восток в соответствии с устными договоренностями. Однако в США, несмотря на актуализацию теории неолиберализма, именно национальный интерес выступает основой международных отношений. Таким образом, важнее всего для государства – достижение собственных интересов, и это совершенно нормальная практика в международных отношениях, что, к сожалению, не было вовремя осознано в России.

Взаимодействие  с государствами постсоветского пространства осуществляется через большое число различных институтов и организаций, и это взаимодействие встраивается в глобальную миссию США – «создание и поддержание мирного, процветающего, честного и демократического мира и благоприятных условий для стабильности и прогресса ради благополучия американцев и населения других государств» [1]. Госдепартамент выделяет как одну из стратегических целей внешней политики Соединенных Штатов «защиту ключевых интересов США через продвижение демократии и прав человека и усиление гражданского общества» [2].

А.Богатуров определяет современную глобальную политику США как «стратегию перемалывания», в соответствии с которой одной из промежуточных целей США является «разрыхление» евразийского пространства, а глобальной целью является превращение постсоветского пространства в управляемый и устойчивый регион. Для достижения этой цели, по мнению специалиста, США «легче пройти через «выравнивание» прежде хорошо «перепаханного международно-политического» поля, чем через сопротивление мощных «слежавшихся» государственных слоев, вроде России» [3]. Политика США в бывшей сфере влияния СССР органично встраивается в данную стратегию,  «отчего готовность США оказывать помощь национальному самоопределению на пост-социалистическом пространстве – инструмент рыхления местного пространства, а установление тесных связей с молодыми государствами и содействие их переориентации с России на Запад – средство его выравнивания» [4]. Применение стратегии мягкой силы США на постсоветском пространстве является одним из эффективнейших способов достижения данной цели.

Основные направления стратегии мягкой силы США определяют Госдепартамент (реализует также и политику «жесткой силы»), а также Агентство США по международному развитию (USAID). Это – официальный уровень мягкой силы США, который подлежит государственному контролю. Важнейшим подразделением Госдепартамента с точки зрения реализации стратегии мягкой силы является Бюро по делам образования и культуры (Bureau of Education and Cultural Affairs), которое занимается разнообразными образовательными программами и поддерживает межкультурный диалог между частными лицами и организациями. Бюро реализует следующие программы:

– Фулбрайтовская программа, в рамках которой осуществляются образовательные обмены для студентов, ученых и специалистов, а также на конкурсной основе предоставляются гранты талантливым аспирантам, ученым и исследователям;

– различные образовательные программы, в рамках которых реализуются международные обмены в сфере среднего и высшего образования;

– программы по изучению английского языка (например, программа Access, которая предоставляет возможность школьникам не только бесплатно изучать английский язык, но и познакомиться с американской культурой и демократическими ценностями США);

– стипендиальные программы для России, СНГ, государств Восточной Европы и балканских государств, которые также содействуют развитию связей на институциональном уровне;

– программы по изучению США и подразделение по информации и ресурсам в сфере образования, целью которых является повышение престижа американского образования, а также интенсификация международных обменов; в рамках программ также проводятся разнообразные форумы и семинары;

- отдел гражданских обменов.

Бюро по делам образования и культуры Государственного Департамента США не только осуществляет большое количество образовательных программ, программ гражданских обменов, но и реализует программы по защите мирового культурного наследия, осуществляет финансовую поддержку американского музыкального, кинематографического и изобразительного искусства, организует гастроли американских исполнителей и участвует  в организации международных выставок, концертов и фестивалей.  Именно Бюро занимается разработкой обменных программ для стран постсоветского пространства, планы которых составляются на основе проведенных в диппредставительствах США аналитических исследований.

Информационное агентство США (ЮСИА) в XX веке было важнейшим инструментом пропаганды и публичной дипломатии, причем некоторые эксперты говорят о том, что именно деятельность ЮСИА обеспечила США победу в Холодной войне. В 1999 г. агентство формально было закрыто, а информационные функции переданы Госдепартаменту. Данные функции осуществляют сотрудники заграничных служб: именно они занимаются  руководством – культурными, образовательными и информационными программами за рубежом, а атташе по культурным вопросам контролирует деятельность библиотек и культурных центров, языковых курсов, организацию выставок и т.д.. Радиостанции «Голос Америки» и «Радио Свобода» осуществляют вещание на 53 и 23 иностранных языках, и подают информацию таким образом, «чтобы это способствовало увеличению сторонников американского образа жизни и американских концепций международного развития» [5].

Грамотная образовательная и культурная политика, проводимая Бюро по делам образования и культуры, обеспечивает тесное взаимодействие с регионами постсоветского пространства. В частности:

– ведется работа с обществами на местах;

– ведется работа с правящими и оппозиционными силами;

– есть практика образовательных, культурных и гражданских обменов способствует формированию в государствах постсоветского пространства слоя лояльных США граждан, а также приводит к распространению американских ценностей и идеалов.

Многие представители элит постсоветского пространства участвовали в программах межгосударственных обменов и проходили обучение в США. Участники данных программ получают визу J-1, F-1, которые подразумевает их возвращение на родину: с одной стороны, это препятствует утечке мозгов, а с другой – это формирование интеллектуальных, политических элит, которые уже не могут полностью объективно оценивать действия США на международной арене, и воспринимают их через призму собственного опыта, который, тем не менее, не полностью отражает современные реалии, потому что обменные программы несут также идеологическую функцию, и во время пребывания в США участники программ чаще всего видят только то, что им хотят показать, благодаря чему у них создается идеализированное представление о Соединенных Штатах.

На постсоветском пространстве США ведут политику разъяснения своей внешней политики, а также формирования позитивного отношения к ней. Причем для большей эффективности задействованы электронные ресурсы, такие, как Facebook, LinkedIn, YouTube, Twitter и т.д. Важную роль в распространении мягкой силы США в регионе играют ресурсные центры – отделы посольств и консульств, а также представительства образовательных обменных программ. Ресурсные центры позволяют поддерживать обратную связь с регионами, а также осуществлять обмен информацией. Так, например, в Казахстане действует 22 ресурсных центра (посольство в Астане, «Американские уголки», образовательные центры Education-USA, центры американских советов по международному образованию, Корпус мира и Казахско-американский университет); в Кыргызстане – 15 ресурсных центров (посольство, «Американские уголки», образовательные центры Education-USA, Корпус мира, офисы американских советов, Международный университет).

Также огромную роль в реализации официальной внешней культурной политики США играют филантропические фонды и спонсорские организации. Г.Ю.Филимонов выделяет три направления деятельности фондов:

1)  Выработка целей и направлений курса внешней политики США, а также разработка стратегии и тактики по достижению поставленных целей.

2) Важнейшей задачей, осуществляемой фондами, является идеологическое обоснование основных направлений внешнеполитического курса США. «Частные фонды и спонсорские организации Америки, действуя во всемирном масштабе и являясь, таким образом, одним из наиболее действенных инструментов внешней культурной политики США, представляют собой инструменты очень мощного американского влияния за пределами Штатов» [6].

3) Работа с кадрами – отбор, подготовка американских и зарубежных кадров для реализации глобальной политики США.

Фонды осуществляют финансовые вливания в образовательные учреждения, тем самым формируя основные направления развития американского образования и межгосударственных обменов. Фонды также занимаются созданием научных и учебных, исследовательских центров, деятельность которых способствует достижению целей глобальной политики США. Филантропические фонды не только реализуют интересы деловой элиты, но также способствуют реализации национальных интересов США. На постсоветском пространстве активно действуют такие фонды, как American Assosiation Of  University Woman Educational Foundation (обеспечивает финансовую поддержку женщин с высшим образованием и ученой степенью, занимается предоставлением грантов и стипендий, организует круглые столы, форумы и симпозиумы); American International Health Alliance (сотрудничество и обмен информацией по линии здравоохранения, также поддерживает инфосеть «Здоровье Евразии» – электронную библиотеку материалов по здравоохранению);  Carnegie Endowment for International Peace; Bill and Melinda Gates Foundation (поддержка проектов по улучшению всемирного здоровья, улучшения качества жизни, различные образовательные программы и  гранты); Global Development Network (осуществляет работу с исследователями развивающихся стран и институтами политики исследований);  Институт Открытого Общества (Фонд Сороса, предоставляет образовательные гранты, стипендии); Фонд Форда (цель – распространение демократических ценностей, преодоление бедности и социальной несправедливости, международное сотрудничество); Американский Фонд гражданских исследований и развития для независимых государств бывшего Советского Союза (CRDF, привлечение талантливых кадров из бывшего СССР для совместной работы с американскими коллегами) [7].

Реализация стратегии мягкой силы на постсоветском пространстве в целом призвана способствовать смене ориентации государств региона с России на США. Проводится планомерная работа с обществом, которое получает возможность участвовать в различных грантовых и стипендиальных программах – в этих программах, по сути, выявляются будущие лидеры, в том числе и политические, и вклад США в обменные программы – это вклад в будущую элиту, которая впоследствии будет формировать основные направления развития своих государств, причем, скорее всего, для такой элиты США будут естественным центром притяжения и моделью развития. Американская массовая культура является сильнейшим средством распространения культурного влияния США на постсоветском пространстве. Продукция музыкальной индустрии и киноиндустрии способствует созданию поэтизированного образа Америки, которая становится «культурной Меккой XXI века» и объектом вожделения.

Реализация стратегии мягкой силы России на постсоветском пространстве

Постсоветское пространство является для России чрезвычайно важным регионом: это не только важнейшие партнеры, исторически близкие территории, это еще и «пояс безопасности», который, к сожалению, в последнее время становится все тоньше и тоньше. Для того чтобы не допустить окончательной переориентации государств региона на Запад и в частности США, России необходима грамотная стратегия мягкой силы, которая крепче свяжет государства и обеспечит высокий уровень лояльного отношения к России.

Россия обладает значительным потенциалом мягкой силы, однако эффективность его реализации недостаточно высока. По сути, у России не выстроена долговременная стратегия взаимодействия с государствами по линии мягкой силы –  есть разрозненная цепь мероприятий и акций, действие которых могло бы быть гораздо продуктивнее, если бы они встраивались в глобальную стратегию России. В настоящее время эксперты говорят об острейшем дефиците мягкой силы в России: так, согласно оценке параметров мягкой силы России [8], она обладает низкой репутацией экспортных товаров; репутация государственного управления очень низкая и продолжает снижаться; на низком уровне находится развитие туризма; условия для бизнеса в России сложные и рискованные; развитие науки противоречивое; репутация высокопрофессиональных услуг (образовательных, медицинских, финансовых и юридических) низкая и продолжает снижаться; популярность медиапродукции за пределами России по сравнению с cоветским периодом низкая; распространенность языка стабильная в странах нишевого спроса на русский язык, в глобальном масштабе остаточно высокая, но продолжает снижаться; спрос на элитарную культуру нишевый; массовая культура неконкурентоспособна; однако по-прежнему достаточно высоко оценивается историческое наследие.

Между тем, несомненно, Россия обладает значительными конкурентными преимуществами на постсоветском пространстве, на основе которых при грамотно выстроенной политике она сможет вернуть себе утраченное привилегированное положение первого среди равных. Эти преимущества – русский язык, русская культура, а также система образования.

Значение русского языка как языка межкультурного общения на постсоветском пространстве в настоящее время снижается: так, с 1990-х гг. продолжается неуклонное сокращение русских школ – вместо 20 тысяч русскоязычных школ теперь на постсоветском пространстве работает всего 7 тысяч; число владеющих русским языком сократилось в два раза; количество детей, обучающихся на русском, уменьшилось с 5 млн. до 3,1 млн.; уменьшается количество часов, отведенных на преподавание русского языка. Однако степень его распространения по-прежнему остается на достаточно высоком уровне. Русский язык занимает шестое место по численности говорящих, по степени распространенности – восьмое место. Между тем, спрос на изучение русского языка есть, особенно в государствах с экономической ориентацией на Россию. Примечательным является факт, что даже в странах Балтии русскоговорящие дети являются более конкурентоспособными: чаще всего они знают три языка, что впоследствии облегчает им восхождение по карьерной лестнице. В настоящее время на постсоветском пространстве русский язык вынужден конкурировать не только с национальными языками, но и с английским языком как языком международного общения – видимо, в значительной степени падение роли русского языка связано именно с данным фактом. Русский язык по-прежнему достаточно распространен в государствах постсоветского пространства, однако он является языком общения – зачастую общения с иностранцами, но он не является языком мышления, а ведь как раз язык мышления формирует мировоззрение и восприятие мира как такового.

Русская культура по-прежнему высоко оценивается на постсоветском пространстве, однако это явление связано с культурой советской и царской России и в большей мере характеризует положение в сфере высокой культуры – однако высокая культура является элитарной, а потому она не может быть эффективным механизмом реализации стратегии мягкой силы. Да, бесспорно, русские писатели, поэты, художники, композиторы внесли весомый вклад в развитие мировой культуры и их произведения по-прежнему являются золотым фондом русской культуры, однако в России существуют проблемы с культурой массовой, а ведь именно массовая культура является важнейшим механизмом распространения «мягкого влияния» государства за рубежом. Тем не менее, продукция российской массовой культуры находит своего потребителя в государствах постсоветского пространства – и это не только «русскоязычная диаспора». Так, например, на постсоветском пространстве в прокате достаточно высокой популярностью пользуются российские блокбастеры: в конце апреля 2016 года в прокате в Минске, Таллине и Ташкенте шел «Экипаж», в Литве – «Любовь-морковь -3», в Ташкенте помимо вышеперечисленных фильмов – «Пятница», «Супербобровы», «День выборов-2».  В Литве ежегодно проходят показы российского авторского, документального кино, которое рассчитано на образованного зрителя. На постсоветском пространстве широкой популярностью пользуются российские сериалы, которые, однако, являются довольно специфическим инструментом российской мягкой силы: даже внутренний потребитель признает их не слишком высокое качество. Современная российская художественная литература находится в достаточно сложном положении: наибольшей популярностью у среднестатистического читателя пользуется «бульварная» литература, которая не ведет к духовному и культурному обогащению. Одна из проблем российской массовой культуры заключается в том, что она не охватывает важнейший сегмент аудитории – детей и молодежь, на которых в принципе и необходимо делать ставку, ведь именно молодежная аудитория является активным потребителем зарубежного, чаще всего американского культурного продукта, которое является основным инструментом формирования мировоззрения подрастающих поколений.

Значительный положительный эффект могли бы дать обменные программы, которые в советское время являлись важнейшим механизмом формирования слоя лояльных Советскому Союзу граждан. Сейчас программы обмены с государствами постсоветского пространства функционируют, однако их количество невелико, более того, они не являются инструментами российского мягкого влияния – хотя наша система образования по-прежнему конкурентоспособна в регионе. Дело в  том, что эти программы – это просто программы, не несущие в себе «идеологического посыла», с участниками программ не идет никакой работы, направленной на формирование позитивного имиджа государства, а современные реалии институтских будней зачастую вносят негативный оттенок в опыт знакомства с нашим государством. Стоимость обучения в хороших российских ВУЗах довольно высока, и при оценке соотношения цена-качество в постсоветских государствах в последнее время все чаще выбор делается в пользу зарубежных ВУЗов.

Мягкую силу России на постсоветском пространстве характеризует недостаточно эффективное использование имеющихся ресурсов – да, существует довольно значительный потенциал, действуют определенные институты, реализующие стратегию мягкой силы, однако она не является долгосрочной. По сути, это не стратегия, а тактика, причем без ключевого элемента – без национальной идеи, без глобальной цели. На постсоветском пространстве мягкая сила России – это контрсила, которая действует в ответ на мягкую силу США. В данной ситуации важно выстроить полноценную стратегию реализации потенциала мягкой силы с акцентом на трех вышеназванных конкурентоспособных преимуществах.


Примечания:

[1]  Agency  Financial Report / United States Department of  State 2015. Р. URL: http://www.state.gov/s/d/rm/index.htm#mission  (дата обращения: 25.11.2016).

[2] Agency  Financial Report / United States Department of  State . 2015. Р.18. URL: http://www.state.gov/s/d/rm/rls/perfrpt/2015/index.htm  (Дата обращения - 25.11.2016).

[3] Богатуров А.Д. «Стратегия разравнивания» в международных отношениях и внешней политике США / А.Д.Богатуров // Мировая экономика и международные отношения. 2001. №2. С.20-29.

[4] Богатуров А.Д. «Стратегия разравнивания» в международных отношениях и внешней политике США / А.Д.Богатуров // Мировая экономика и международные отношения. 2001. №2. С.20-29.

[5] Филимонов Г.Ю. Культурно-информационные механизмы внешней политики США. М.: РУДН, 2012. С.172.

[6] Филимонов Г.Ю. «Мягкая сила» культурной дипломатии США. М.: РУДН, 2010.  С. 129.

[7] Отдел международного сотрудничества АО «Медицинский университет Астана» . URL: http://www.amu.kz/science%20and%20researches/OtdMenedNIss/pere4enFOGrant.php (дата обращения: 22.11.2016).

[8] Паршин П. Проблематика «мягкой силы» во внешней политике России // Аналитические доклады. М.: МГИМО – Университет. Март 2013. Выпуск 1 (36). С.14. URL: http://imi-mgimo.ru/ru/analiticheskie-doklady/169-vypusk-1-36.html (дата обращения: 10.01.2017).

Фото: Flickr.com / Nonviolent Peaceforce

Мнение автора, размещенное на сайте «Креативной дипломатии», может не совпадать с позицией редакции.

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×