Россия и страны Балтии

fCp46aHY_jY

Российско-балтийские отношения: перспективы и вызовы

Виктория Иванченко

Предлагаем ознакомиться со статьей главного редактора «Креативной дипломатии» Виктории Иванченко о новых вызовах и старых проблемах российско-балтийских отношений. Многие утверждения навеяны впечатлениями и противоречивыми заявлениями европейских экспертов на ноябрьском Российско-балтийском молодежном форуме в Риге.

Государства Балтии имеют давнюю, отличную от России культуру, историю и язык, и с этим невозможно не считаться при рассмотрении отношений между Россией и Балтией. Так же невозможно не считаться с осознанным выбором балтийских государств в плане отделения от СССР и присоединения к европейской «семье народов» и европейской системе безопасности, хотя внешнеполитический вектор данных государств не исчерпывался только курсом на присоединение к ЕС и НАТО – на заре возникновения новых «постсоветских» государств рассматривались иные внешнеполитические решения. На данном этапе рассуждать об альтернативных путях стран Балтии бессмысленно, так как сегодня остается только признать тесную интеграцию Литвы, Латвии и Эстонии в рамках Евросоюза. Однако это не исключает насущный вопрос выстраивания отношений с данными государствами на основе сохранившихся исторических и культурных связей и с учетом нынешних реалий.

Страны Балтии, как известно, находились в составе Российской империи и в дальнейшем Советского Союза, много известных русских деятелей является выходцами с Балтии, и рассматривали они себя только в контексте русской культуры и истории. Однако, несмотря на долгую историю совместного сосуществования в рамках одного государства, тогда еще Прибалтийские советские республики в начале девяностых решаются строить национальные государства, а коренная (титульная) балтийская культура, при этом, видит себя обособленно от культуры русской, что, впрочем, довольно логично и предсказуемо. Возможно, эта обособленность и идея независимости, поставленная во главу угла многими новообразовавшимися государствами, и становятся главной причиной иной, иногда полностью противоположной российской, интерпретации исторических событий, а рухнувший коммунистический миф усилил тягу к Западу с его набором ценностей и открывшемуся миру раскрепощенной культуры. Как многие могут помнить, этой тяги не избежало и само российское общество. Но сегодня в связи с процессом пересмотра истории возникает еще более острый вопрос – вопрос о так называемой «оккупации» Советским Союзом государств Балтии, который сводит на «нет» в принципе победу над нацизмом и тот огромный вклад СССР в борьбу с Третьим Рейхом, который не ставился под сомнение еще до недавних пор. Но искажение или пренебрежение фактами истории можно отдать на откуп самому ходу событий и личной совести каждого. В данном случае свои условия и видение навязать невозможно (вдобавок, это вызывает очень резкую реакцию), необходима постоянная и постепенная работа, в том числе с балтийской общественностью, которая позволила бы понять разногласия в историческом восприятии и хотя бы смягчить острые углы. Безусловно, провокационные заявления и попытки исказить историю должны опровергаться на государственном уровне и не умалчиваться, но если говорить о попытках преодоления барьера во взаимопонимании, то здесь нужна очень кропотливая и неспешная работа.

Насильно свою культуру и мировосприятие навязать невозможно, в данном случае, попытки донести свою позицию со стороны России должны основываться на механизмах «мягкой силы», привлекательности общественного уклада, культуры, набора базовых ценностей. Но концепция и понимание «мягкой силы» в России сегодня усложняется еще международной конъюнктурой, агрессивной и часто голословной риторикой информационных войн, а отношения между Россией и государствами Балтии и без того раньше имели немало неразрешенных вопросов.

Пожалуй, начнем с тематики украинского кризиса, как катализатора многих межгосударственных трений и стимула для ложных интерпретаций по отношению к России и не только.

Украинский кризис

Взгляд на украинский кризис у европейцев и россиян практически диаметрально противоположен. Истоки таких разногласий нужно искать с начала «майдана» и фигуры Януковича как президента Украины.

Европейцы, не вникающие в суть происходившего на Майдане, воспринимают его как демократическое волеизъявление всего сознательного народа Украины в высокоморальном порыве к добру, свободе и высшим благам, а Януковича – как воплощения коррупции, регресса и тоталитаризма (или, как минимум, авторитаризма для тех, кто более критичен к заявлениям украинской стороны). Поэтому на утверждения того, что большая часть Юго-Востока тогда еще в полном смысле этого слова унитарной Украины не поддерживала «майдан» или выступала против, вызывает откровенное недоумение и непонимание. Внутри Украины поддерживающие «майдан» такую позицию могут объяснить «донецким менталитетом», «советскими пережитками», «российской пропагандой», но в Европе это не поддается объяснению: там искренне верят, что «майдан» поддерживался всей «прогрессивной» частью населения, иной исход – невозможен.

Итак, первый пункт: «майдан» в Европе и странах Балтии воспринимается как явление позитивное, рациональное, проявление демократии и верховенства закона, протест против несправедливости и коррупции в лице Януковича и поддерживающей его России. Хотя те, кто знакомы с позицией и связями украинских элит, знают, что откровенной поддержки Кремля Януковичу не было, более того все время Украиной соблюдалась политика «двух стульев», даже в самые острые моменты кризиса на Майдане. Европа естественно поддержала Украину, публично (на площади) озвучившей свой европейский выбор, и закрыла глаза на реальные внутриукраинские события, которые не отличались приверженностью к европейским принципам и свободам. Более того, результат (смена власти) также находят положительным. Хотя суть такого отношения, наверное, не в принципах власти, а в векторе внешней политики.

Второй момент касается интерпретации событий в Крыму и Донбассе, и здесь самое главное разногласие возникает в том, что в Европе смотрят не на социальные настроения, исторические предпосылки (о них мало кто и знает), долго назревающие и существующие ранее конфликты, которые перешли в более острую или же горячую фазу после событий-катализаторов, а исключительно на сторону международно-правовую, при чем в отрыве от внутренних реалий.

Справедливости ради стоит отметить, что Европа, до этих пор очень мало знающая о молодом государстве Украина и чем оно отличается от России, вряд ли имеет представление о внутренней культуре, настроениях, истории, ментальных особенностях и сегодня. Что известно более, чем то, что Украина – это бесконечные газовые торги с Россией и ныне кризис с войной в придачу в Европе? Допустим, еще известно, так как давно шли об этом разговоры, как внутри Украины, так и вовне, что страна эта разделена по языковому и культурному признаку. Некоторые национальные особенности, не всегда хорошая репутация относительно женского населения – FEMEN и прочее (на чем я зацикливаться не хочу). И да, Чернобыль, увы. Поэтому совершенно неудивительно, что взгляд на события также ограничен упрощенными геополитическими схемами, однобокими высказываниями, поверхностным взглядом на политические процессы.

Русский мир

Нужно сказать, что в балтийских странах, вероятно, не существует иной более негативно воспринимаемой концепции, нежели концепция «Русского мира». Подается она в наиболее радикализированной форме, а идеологом беспрекословно называется Дугин или даже Жириновский, что далеко от реальности. Стоит отметить, что даже единого взгляда на «Русский мир» в академических и политических кругах России до сих пор нет, а трактовки и рекомендации Дугина многими даже не воспринимаются всерьез, хотя евразийская идеология продолжает развиваться и набирать обороты во внутрироссийском политическом дискурсе и на просторах СНГ. Также довольно печальным явлением является постановка в один ряд концепции «Русского мира» и ИГИЛ (к вопросу об имидже России и методах манипуляции со стороны Балтии – ибо аргументов при таком сравнении нет, и даже если мы будем абстрактно говорить об аннексиях, все же с деятельностью исламских радикалов это мало сопоставимо).

«Русский мир» воспринимается в Балтии как некое агрессивное самооправдание России для «экспансии» всех территорий, где проживает русскоязычное население (и страны Балтии становятся, таким образом, мишенью «номер один») – хотя сама же концепция включает не столько русскоязычных, а именно людей интересующихся русской культурой и считающей себя ее наследниками, причастными к ней. Относительно «экспансии», то здесь снова перед нами встает информационно раздутый и демонизированный образ России, разрывающей Украину на куски с целью аннексии территорий.

Информационная война

В целом, информационный посыл сдержан в рамках общеевропейских заявлений (т.е. существующих на уровне ЕС), однако краски сгущаются также за счет изображения захватнических интересов России по отношению к Балтии. Все сообщения и заявления, которые не соответствуют духу западного взгляда и такой «аргументации» событий, названы «кремлевской пропагандой».

Также все усугубляется тематикой фашизма, а точнее использования данного штампа. Следует сказать, что это – очень распространенный метод обезоруживания противника на политическом и даже бытовом уровне (аргумент, что человек мыслит в фашистской/нацистской системе координат), и, по сути, просто психологический прием, который применяется как на уровне российских СМИ, так и европейских. Явление крайне опасное, так как сводит любую конструктивную дискуссию к клеймению и взаимным оскорблением, сути же вопроса не затрагивает, хотя бы потому, что у людей утрачивается глубинное понимание термина «фашизм». К чему я веду? Мое предложение – в случае очередного марша будь то в балтийских государствах или на Украине, прославляющего тех, кто сотрудничал или прямо подчинялся немецким нацистам, – просто представлять максимально правдивое, но не эмоциональное отображение данного «мероприятия» в информационном поле и качественный исторический разбор деятельности всех коллаборационистов. Максимум фактов (а их предостаточно), минимум красок и неаргументированных эпитетов – любой здравомыслящий человек увидит весь ужас зверств и страшный набор трагических и бесчеловечных событий тех лет с немецкими лагерями и прочим. Сгущение красок затрудняет любой диалог и попытки зрелого обсуждения, анализа ошибок и преференций относительно событий Второй мировой на территории стран Балтии (если Великой Отечественной войной они ее не считают, а дальнейшие события называют «оккупацией» Балтики). Более того, не России отвечать за данный моральный выбор, хотя все-таки попытки переписать историю, особенно в таком радикальном ключе, повторюсь, немыслимы и являются спекуляцией с целью краткосрочных целей вроде «изоляции» России и очередному витку в дальнейшем процессе развития и поощрения исторического нигилизма среди молодежи.

Языковая проблема и проблема «неграждан»

Сразу стоит отметить, что данный вопрос беспокоит далеко не всех носителей российского языка или жителей балтийских государств, а гражданство они не получают добровольно, не желая терять безвизовый въезд в Россию. Политические права (которые не предоставляются «негражданам») многих не интересуют, хотя это не может не отражаться на результатах выборов. Можно долго спорить об оправданности такого общественного института, однако все-таки положение дел в итоге выглядит несколько иначе, нежели государственный отказ в гражданстве по признаку этноса.

Вопросы языковой политики глубоко затрагивать не будем, хотя известно, что горячие дискуссии о русском языке продолжаются на национальном уровне и часто довольно болезненно, однако спекулировать на этой теме не стоит – где-то наблюдаются успехи, где-то – поражения. Однако все-таки возможности для поддержки русской культуры и изучения родного языка среди носителей таковых должны сохраняться и поддерживаться – как минимум многих кризисов и конфликтов удастся избежать внутри государств, а также массового оттока русскоязычного населения. Заинтересованность России в таком положении дел понятна. Хотя и здесь с красками важно не переиграть.

Нельзя игнорировать друг друга

В чем действительно схожи позиции России и стран Балтии, так это в том, что игнорировать друг друга невозможно, диалог необходим, даже в такое сложное время непонимания и информационной конфронтации, как сегодня. Делать это непросто, однако России действительно необходимо работать, в том числе, в этом направлении, и если невозможно сейчас апеллировать к общему прошлому, так как это вызывает очень резкую реакцию, то нужно искать точку соприкосновения в культурно-смысловой, образовательной плоскости (при чем не в культурных эрзацах, а достойных примерах), сохраняя верность традиционным ценностям, помня исторические уроки и не поддаваясь на провокации, особенно на словесные и бессмысленные.

Виктория Иванченко – главный редактор «Креативной дипломатии».

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×