Публичная дипломатия США

statedepartment21814

Публичная дипломатия США в России и Украине

Елена Половина

Взгляд с Донецка на разные подходы публичной дипломатии США к России и Украине и на принципы работы системы в целом  - от Елены Половиной.

Публичная дипломатия США вызывает неоднозначные оценки среди экспертов. Если некоторые критикуют ее за однобокость и отсутствие диалога, то другие ставят в пример за разнообразие инструментов и каналов коммуникации. Для более детального изучения публичной дипломатии США, не претендуя на измерение ее эффективности, рассмотрим ее через призму трех измерений, предложенных Марком Леонардом [1] и адаптированных Алексеем Долинским [2] – реактивное, проактивное измерение и третье – установление отношений.

Реактивное измерение публичной политики США, то есть реагирование на уже произошедшие события, реализуется через комментарии официальных лиц и средства массовой информации за рубежом (например, «Голос Америки»). Госдепартамент США практически ежедневно проводит брифинги [3], целью которых является донесение официальной позиции США по ключевым вопросам внешней политики до остального мира.

Проактивное измерение публичной дипломатии – это формирование общественного мнения за рубежом, транслирование собственного «посыла» к аудитории. Реализуется «на местах» – при содействии посольств и НПО – в зависимости от специфики аудитории и при помощи тех же инструментов, что характерны и для первого измерения.

Проактивное измерение в США реализуется также с помощью методов культурной дипломатии. Инструментами влияния выступают наиболее развитая в мире киноиндустрия, популярная музыка, современное искусство и литература, которые эффективно продвигают американские ценности и борются со стереотипами.

Также для продвижения собственного бренда США активно используют английский язык. Зачастую при посольствах США существуют специальные отделы по изучению английского языка, которые предлагают языковые курсы и другие возможности открыть США с помощью американского английского.

Помимо этого, существуют многочисленные сайты по изучению английского языка с американской спецификой. Так, на платформе .state.gov был создан портал для изучения американского варианта английского в качестве иностранного [4]. Аудитория – учителя английского за рубежом и собственно ученики. Соответственно, материалы для изучения построены на информировании обучающихся о культуре США и формировании позитивного имиджа страны.

Еще один сайт для изучения английского, проект Бюро международных информационных программ Госдепартамента США, демонстрирует, как публичная дипломатия может приобретать  вид  цифровой [5]. Если на предыдущем сайте ключевой идеей было общение (форумы, конференции, вебинары), то на сайте share.america.gov первостепенное значение приобретают мультимедиа – небольшие видео, причем не только о культуре США, но и с намеком на продвижение ключевых идеалов и ценностей Вашингтона (можно выбрать видео по таким темам, как демократия, надлежащее управление, права человека, свобода слова, о правах женщин и т.д.).

Третье измерение публичной дипломатии – установления отношений – реализуется как за счет некоммерческих организаций, например, PYXERA Global [6], так и за счет внутренних структур Госдепартамента США, например, Бюро международных информационных программ, Бюро по образованию и культуре, Центра стратегических контртеррористических коммуникаций. В рамках этого направления продвигается такое явление, как сетевая гражданская дипломатия [7], внедряются различные программы международного развития и сотрудничества, реализуются международные обмены, образовательные программы и другие проекты, направленные на укрепление связей между американцами и представителями других национальностей.

Безусловно, специфика публичной дипломатии США варьируется в зависимости от аудитории, на которую направлено информирование и продвижение бренда государства. В этом контексте важно рассмотреть публичную дипломатию США на примере отдельных стран. Для сравнения возьмем Российскую Федерацию и Украину.

Согласно последним сообщениям в Твиттер-аккаунте Посольства США в РФ [8] доминирующей линией диалога между Россией и США выступает культурная дипломатия.

Для установления контактов между гражданами США и РФ предусмотрен ряд программ образовательных и культурных обменов и программа российско-американского партнерского диалога (на уровне некоммерческих организаций) [9]. Кроме того, в России существует около 30 американских центров и “уголков” [10], например, Американский Центр в Москве, который занимается проведением культурных и образовательных программ и предоставляет библиотечные и информационные услуги.

Посольство США в РФ широко представлено в социальных сетях и эффективно использует социальные сети как инструмент публичной дипломатии. Так, например, для пользователей социальной сети Вконтакте предоставляется возможность поучаствовать в сессии вопросов и ответов с Послом Дж. Теффтом. Сам Посол ведет личный блог на ЖЖ, где часто посвящает читателей в детали культуры и в какой-то мере истории США. Создается впечатление открытости Посла к общественности.

По последней информации, которая предоставлена на сайте Посольства США в Украине [11], возникает впечатление, что цель публичной дипломатии в Украине не выстроить или укрепить позитивный имидж Вашингтона среди украинцев и даже не столько продвинуть собственные идеи, а скорее, занизить и без того пострадавший имидж Российской Федерации. Например, взять хотя бы список последних декабрьских видео: «Ген. Бридлав об угрозе со стороны России»,  «Обама о новых санкциях», «Санкции: что они означают?», «Санкции: с чего все началось?»,  «Русскоговорящих граждан терроризируют? Давайте спросим украинцев» (работа над статьей совершалась в декабре – прим.редактора). Однако такая ставка не на формирование собственного позитивного, а на формирование негативного имиджа РФ в контексте украинского кризиса приобретает двойственное значение.

Во-первых, благодаря такой подачи информации формируется главный месседж для украинцев – «враг моего друга – мой враг», что как нельзя лучше способствует поднятию имиджа США среди украинцев, а во-вторых, при этом представляется возможность реализовать собственные цели, продиктованные информационной войной с РФ, т.е. направить общественное мнение по ключевым вопросам в приемлемую для США сторону.

И в-третьих, не последнюю роль сыграла «благодатная почва» – полное принятие на данном этапе украинской аудиторией идей и ценностей США, а, значит, вопрос продвижения последних через американские каналы информации может быть временно снят с повестки дня и заменен другими, более актуальными.

Этому служит подтверждением и тот факт, что Посольство США в Украине представлено в социальных сетях намного уже, чем, например, Посольство США в РФ. У первого, например, отсутствует собственная страница в наиболее популярной социальной сети СНГ – Вконтакте, не представлено Посольство США и в Твиттере (есть только аккаунт Посла Дж. Пайетта, на котором основной контент – это ретвиты зарубежных деятелей и организаций на английском языке). По-видимому, работа с украинской аудиторией через социальные сети на данном этапе не имеет чрезвычайно высокого значения, так как отлично срабатывают и другие каналы коммуникации.

Традиционно публичная дипломатия и пропаганда разграничиваются на основе подачи информации: если публичная дипломатия представляет аудитории общеизвестные факты, то пропаганда передает зачастую именно ложные сведения вперемешку с «общеизвестными фактами» [12]. Однако в случае с Украиной, когда специфика публичной дипломатии Вашингтона определяется рамками информационной войны, грани между пропагандой и собственно публичной дипломатией стираются.

Еще одним интересным феноменом в данном случае выглядит фактически сращивание официальной и публичной дипломатии. Например, официальное заявление представителя Совета национальной безопасности по поводу выборов в ДНР и ЛНР или выступление посла США при ОБСЕ по поводу нарушений Российской Федерацией принципов и обязательств ОБСЕ нацелены не только на официальных лиц, но в значительной степени как раз на простых людей. В контексте украинской аудитории, это все тот же посыл: Вашингтон всегда готов протянуть руку, США Украину в обиду не даст, Украина – самый важный союзник США в Восточной Европе, мире и т.д.

За последнее время практически не наблюдается никакой информации о совместной деятельности Украины и США в культурном измерении (за исключением проекта «Американская музыка»). А это означает, что на данном этапе политический контекст публичной дипломатии в Украине полностью удовлетворяет требования стратегии национального брендинга и в каком-то смысле теряется смысл использования других инструментов.

Тем не менее, в Украине США традиционно имеет мощную сеть проектов на долгосрочную перспективу: образовательные проекты и программы обменов, программы развития украинских СМИ и партнерства между украинскими и американскими масс-медиа, гранты для проектов в области содействия демократии [13]. Функционируют также Американская коммерческая служба в Украине [14] и Бизнес совет Украина-США [15]. И в этой связи публичная дипломатия США построена очень удачно: все вышеперечисленные организации с их проектами и программами охватывают довольно широкую аудиторию – от будущей элиты страны (школьников, студентов) до деловых и бизнес-кругов.

Таким образом, специфика публичной дипломатии США состоит в том, что Госдепартамент США, который контролирует и координирует большую часть усилий правительственных структур и неправительственных организаций по усилению влияния на зарубежные аудитории и установлению связей с другими народами, выступает наиболее влиятельным актором в этой сфере. США имеют развитую сеть инструментов публичной дипломатии во всех ее измерениях и применяют их в зависимости от специфики условий и зарубежной аудитории. Так, на данный момент в России Вашингтон придерживается в большей степени кооперативной модели публичной дипломатии, акцентируя внимание на продвижение своих ценностей через культурное измерение, привлекая мощные информационные ресурсы и демонстрируя открытость и привлекательность. В Украине же наоборот – широко применяется реактивное измерение дипломатии, а ее модель в большей степени становится конкурентной, направленной на ущерб имиджа Российской Федерации.

1. Mark Leonard, Catherine Stead, Conrad Smewing. Public Diplomacy. London: The Foreign Policy Centre, 2002. Режим доступа: http://fpc.org.uk/fsblob/35.pdf

2. Долинский А. Дискурс о публичной дипломатии // Международные процессы. 2011. Т. 9. № 25. Режим доступа: http://www.intertrends.ru/twenty-fifth/008.htm

3. http://exchanges.state.gov/

4. http://americanenglish.state.gov/

5. https://share.america.gov/

6. http://pyxeraglobal.org/

7. http://centerforcitizendiplomacy.org/network/

8. https://twitter.com/USEmbRu

9. http://russian.moscow.usembassy.gov/cooperation.html

10. http://amc.ru/ru/about-us/

11. http://ukrainian.ukraine.usembassy.gov/

12. Rosen B., Wolf Ch. Public Diplomacy. How to Think About and Improve It. – http://www.nyu.edu/brademas/pdf/publications-moving-forward-rand-OP134.pdf

13. http://ukrainian.ukraine.usembassy.gov/uk/programs-grants.html

14. http://www.buyusa.gov/ukraine/

15. http://www.usubc.org/

Елена Половина – студентка магистратуры Донецкого национального университета, международные отношения.

Мнение автора, размещенное на сайте «Креативной дипломатии», может не совпадать с позицией редакции.

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×