Риторика НАТО по отношению к России

Наталья Бурлинова

Специально для сайта «Креативной дипломатии» статья Натальи Бурлиновой, президента организации, о риторике и позиции НАТО относительно России.

30 октября офис по связям с общественностью главной военной структуры НАТО в Брюсселе – Военного комитета – сообщили о «крупномасштабной активности России в воздушном пространстве Европы» [1].

В сообщении утверждалось, что НАТО зафиксировала и отслеживала 28 и 29 октября военные маневры четырех групп российских военных самолетов над Балтийским морем, Северным морем, Атлантическим океаном и Черным морем. Все эти маневры альянс определил как «необычный уровень активности».

Казалось бы, что необычного в военных маневрах, чтобы делать специальные заявления на эту тему, когда таковые проводятся в соответствии с принятыми международными нормами? Разве Россия это делает впервые? И разве сама НАТО не проводит военных учений в регулярном режиме и плановом формате не только с участием стран-членов, но и стран-партнеров вдоль российских границ? Например, последние такие учения «Быстрый Трезубец» под эгидой Европейского командования США и вовлечения военной инфраструктуры альянса прошли на территории находящейся в состоянии внутреннего военного конфликта Украины во Львовской области в конце сентября [2]. 

Смотреть видеорепортаж НАТО об учениях

Столь пристальное военное внимание НАТО к любым учениям, которые проводит Россия, было всегда. Но лишь с развитием украинского кризиса это внимание стало столь активно и публично выражаться в разного рода пресс-релизах, обращениях, специальных заявлениях для широкой общественности.

Связано это с тем, что Россия вновь стала врагом номер один для НАТО как военного блока, если не в реальности, то на общественном уровне точно. За время украинских событий подразделение организации, отвечающее за публичную дипломатию и информационную политику, активно работало над созданием негативного, крайне воинственного и лживого образа России, а также ее действий в контексте украинских событий. По этому случаю был даже придуман специальный формат – информационный бюллетень, выпущенный на многих языках и в разных формах (бумажном и электронном варианте). В этом бюллетене организация пытается «бороться с пропагандой России» и представить свою версию ответов на задаваемые альянсу российской стороной вопросы в контексте региональной безопасности и украинских событий [3].

Эта линия была задана на самом высшем уровне – на уровне ушедшего в сентябре в отставку генерального секретаря альянса Андреса Фог Расмуссена, который на протяжении всего года делал жесткие, очень часто просто голословные и не подкрепленные фактами заявления и выдвигал обвинения против России. Столь критическое поведение Расмуссена в отношении России можно было бы объяснить обидой бывшего генсека на президента России, который попенял Расмуссену за нарушение негласных дипломатических норм общения глав государств и чиновников уровня руководителей НАТО – то, что обсуждается в кулуарах, остается в кулуарах и не выносится на публику.

Справка: В апреле 2014 г. Президент России рассказал о том, что в 2002 году на двухсторонней встрече с Расмуссеном, последний записал разговор с Путиным на  диктофон, а позже опубликовал в СМИ. Слова российского президента подтвердил норвежский журналист Кристофер Гулдбрансен, который рассказал о том, что сам прикрепил Расмуссену диктофон, перед тем как тот отправился на встречу к Путину.

Однако вряд ли только упоминание событий 2002 года определило линию поведения Расмуссена в 2014 г. Антироссийские настроения стали витать в кабинетах натовских чиновников с 2008 года после войны в Южной Осетии. За прошедшие 6 лет международные события показали укрепление позиции России как авторитета и в некоторых случаях политического защитника тех, кого западное сообщество объявляет изгоем и начинает прессинговать, как, например, это случилось с Сирией. Одновременно росла паника в рядах самых антироссийских членов альянса, для которых само слово «Россия» является большим раздражителем. Точкой кипения для «друзей» Москвы стала Украина, разделившая позицию Запада и России диаметрально. События по Крыму и Новороссии показали, что в случае, когда речь идет об отстаивании внешних национальных интересов, Россия будет действовать решительно. Именно понимание этого (после августа 2008 года у некоторых на Западе оставались еще иллюзии насчет решительности России во внешней политике, когда речь идет о национальных интересах и долге), пробудило у западной коалиции не только старые фобии, но огромное желание изолировать Россию путем стандартного западного наказания – санкций – и беспрецедентного информационного прессинга в формате создания образа международного изгоя и угрозы всему миру.  В НАТО, во всяком случае, на публичном уровне, возобладала точка зрения, что Россия – вновь главный враг альянса.

Договорились до того, что президент США Барак Обама, выступая в сентябре на открытии очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, поставил Россию на второе место в перечне угроз после лихорадки Эбола. Россия фактически приравнивается в международном дискурсе к угрозе «Исламского государства».

Смотреть видео выступления Барака Обамы на Генеральной Ассамблеи ООН, сентябрь 2014 г.

Линию на изоляцию Москвы поддержал вступивший в должность в сентябре новый генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, выступивший 29 октября с одной из первых своих публичных речей о настоящем и будущем организации в немецком Фонде Маршалла в Брюсселе. Столтенберг заявил, что действия России на Украине подрывают международное право и вредят доверию. Причем вновь Россия поставлена на первое место в ранге угроз, не уступая, по мнению натовских чиновников и лидеров Запада, даже такой чуме как Исламское государство [4].

И, несмотря на все примирительные заявления в конце своего выступления о целесообразности отношений с Россией и невозможности ее игнорирования, и нежелании новой «холодной войны» в 21 веке, Столтенберг четко очертил линию общественного восприятия Кремля, которая была намечена НАТО еще в начале года, усиливалась и развивалась на протяжении всего года, и кульминацией которой стало заявление Обамы на трибуне Ассамблеи ООН. На вербальном уровне Россия снова воспринимается альянсом если ни как враг, то как противник и угроза, уменьшить которую можно жестким давлением и агрессивной информационной работой по созданию образа «доктора Зла». Но НАТО и США забывают о том, что мир вокруг изменился, и сегодня чем больше кого-то Запад не любит, тем больше объекту «нелюбви» симпатизируют и возлагают на него надежды в остальной, большей части мира.

[1] http://nato.int/cps/en/natohq/news_114274.htm

[2] http://www.shape.nato.int/rapid-trident-2014-comes-to-a-close.aspx

[3] http://www.nato.int/cps/en/natolive/topics_111767.htm

[4] http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_114179.htm

Наталья Бурлиновакандидат политических наук, президент «Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия»

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×