Медведь в овечьей шкуре: фобии Европы

ЕС

Наталья Бурлинова

Президент "Креативной дипломатии"

Наталья Бурлинова анализирует содержание и качество июльского доклада Центра европейских исследований имени Вилфреда Мартенса относительно потенциала "мягкой силы" России. Насколько обоснованы выводы и предложения, представленные в нем? Чем руководствуются авторы доклада "Медведь в овечьей шкуре"?

Российская «мягкая сила» в очередной раз стала объектом пристального изучения европейских экспертов, близко к сердцу воспринимающих фобии некоторых стран.

Вопрос о том, насколько страхи обоснованы с учетом реального потенциала российской «мягкой мощи», оставим в стороне. Но предложения ряда европейских организаций структурам Европейского союза принять на законодательном уровне меры против российских НКО и СМИ в Европе, показательны – наш потенциал замечают.

Аналитический Центр европейских исследований имени Вилфреда Мартенса (Wilfried Martens Centre for European Studies) [1], близкий к Европейской народной партии (EPP) Европейского парламента, опубликовал доклад, который в летний сезон был замечен в основном российскими СМИ и отдельными экспертами, для которых в последнее время тема «мягкой силы» стала чрезвычайно привлекательной.

Доклад, имеющий говорящее название «Медведь в овечьей шкуре» [2], абсолютно антироссийский по сути, полон клише и двойных стандартов по принципу «им так нельзя, а нам так можно». Таких бумаг выпускается ежегодно с десяток. Но дело не в наборе претензий в адрес России, а в том, какие Европейскому союзу предлагаются методы противодействия российской угрозе «мягкой силы». С учетом близости Центра Мартенса к парламентской жизни Европейского союза, можно предположить, что соответствующие предложения уже были представлены ряду европейских парламентариев и могут быть в перспективе рассмотрены и приняты на законодательном уровне.

Скажи мне, кто автор, и я скажу, о чем доклад

Для того чтобы быть экспертом по России, оказывается, не обязательно заканчивать престижные факультеты, где есть специализация по России или евразийским исследованиям. В современном псевдоэкспертном сообществе Брюсселя достаточно быть в антироссийском тренде. Это красноречиво подтверждает авторский коллектив Центра Мартнеса, подготовивший доклад про «медведя». Из четырех открыто указанных авторов доклада только один, и притом стажер, имеет прямое отношение к изучению России. Двое авторов-сотрудников Центра имеют медицинское образование (одна изучала ветеринарию), третий – юрист. Трое – выходцы из стран Восточной Европы (двое чехов, одна – из Эстонии), и один гражданин нейтральной, казалось бы, страны – Австрии. Исходя из публичных научных коллективных и индивидуальных достижений авторов документа, можно сделать вывод, что они вовсе не являются специалистами по России (кроме стажёра), что подтверждается низким экспертным уровнем самого доклада.

bearВо включенном в доклад благодарственном слове упоминаются шесть анонимных экспертов, которые были опрошены в ходе исследования, а также еще трое, известных своим особенным отношением к России. Первый - Эдвард Лукас (Edward Lucas), британский журналист, редактор международного отдела известного журнала The Economist, когда-то работавший шефом бюро журнала в России, известный русофоб и критик «путинской России». В августе 2016 г. господин Лукас в соавторстве с британским журналистом из эмигрантских кругов Петром Померанцевым выпустил доклад, в котором анализируются особые российские методы использования информации в качестве инструмента войны и пропаганды [3]. Второй – Эндрю Фоксалл (Andrew Foxall), директор по российским исследованиям в Обществе Генри Джексона (The Henry Jackson Society [4]), не менее активный критик Владимира Путина. Третий консультант – Якуб Каленский (Jakub Kalensky), чешский журналист, возглавивший «группу по борьбе с российской пропагандой», созданную под эгидой ЕС в 2015 г. [5] Среди консультантов упоминается еще одно имя, известное в контексте информационного противодействия России – Орыси Лутцевич (Orysia Lutsevych). Украинский эксперт работает в лондонском Chatham House (Королевский Институт Международных Отношений), плотно занимается Украиной и анализом российского НКО-сообщества. В апреле 2016 г. Лутцевич опубликовала исследовательскую работу, посвященную поиску агентов Кремля среди НКО и гражданских объединений на постсоветском пространстве [6].

Упомянутые эксперты не отличаются объективным подходом к анализу России, а некоторые являют собой активных сторонников противодействия российской информационной политике. Понятно, что говорить о нейтральном анализе российской «мягкой силы» таким экспертным коллективом в докладе не представляется возможным.

Как из мухи сделать слона

Задавшись целью представить читателю срез российской «мягкой силы» через анализ российских НКО и аналитических центров, авторы доклада, очевидно, стремились к раскрытию нового знания о том, как работают «агенты Кремля» в странах Европейского союза. Однако, для тех, кто в теме, исследование не дает почти ничего нового. Доклад предлагает традиционные штампы о российской угрозе и подробное ознакомление с руководителями тех или иных российских организаций, информация о которых не является тайной. И всё же придирчивый аналитик может найти в тексте пусть и не новые, но примечательные моменты.

Авторы доклада уделяют много внимания российским неправительственным организациям, созданным с участием государства – GONGOs (government-organized non-governmental organizations) [7], таких, например, как Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, Российский совет по международным делам и др. Они выделяют три типа организаций, которые в своей «мягкой силе» в Европе использует Россия: аналитические центры (think tanks), неправительственные организации (NGO) и GONGOs. Классификация более чем спорная в силу того, что по своему юридическому статусу аналитический центр, как правило, является некоммерческой неправительственной организацией. GONGOs преподносится авторами доклада как явление исключительно российское. Здесь, как и во многих других своих утверждениях, авторы напрочь исключают эффект зеркала. Инструменты внешней политики и публичной дипломатии, аналогичные применяемым США [8] и Евросоюзом, рассматриваются как абсолютное зло, направленное на подрыв Запада, когда их применяет Россия – «что позволено Юпитеру, то не позволено быку». Поэтому с претензией на новизну перечисляются, как отягчающее обстоятельство, члены попечительских советов крупнейших российских фондов, хотя практика участия чиновников в составе попечительских органов, опять же, явление, широко распространенное в европейских и американских фондах [9].

­­Анализируя деятельность GONGOs, квартет авторов «открыл», что российская «мягкая сила» в Европе действует по системе, близкой к той, по которой, ни много ни мало, финансируется международный терроризм. По убеждению авторов, российские GONGOs для поддержки близких к ним структур в Европе используют не только систему открытых грантов, но и непрозрачную «цепь посредников». Дословно: «Такая система финансирования со стороны России очень похожа на «систему хавала» (hawala system), используемую для финансирования терроризма» [10]. Хавала – это неформальная система взаимного финансового расчета, используемая преимущественно в странах Востока для отмывания средств и финансирования террористических групп [11]. Авторы доклада, ссылаясь на некий анонимный источник, утверждают, что российские GONGOs используют офшоры для перевода средств через третьи страны посредникам в Европу, где эти средства распределяются между местными агентами информационной пропаганды Кремля. Эти утверждения тянут на судебный иск, приводятся без каких-либо доказательств, имеют целью намеренную демонизацию образа нашей страны и маргинализацию всех, кто работает в Европе с Россией [12].

Вместе с тем, сложная система финансирования НКО через выстраивание многоуровневой системы перераспределения средств со множеством посредников характерна как раз для западной модели «мягкой силы». В 2015 г. экспертная группа аналитического портала о Балтийском регионе RuBaltic.ru выпустила доклад, посвященный анализу системы финансирования и политической поддержки, которую местные НКО в Республике Беларусь получают от соседей – Польши и стран Балтии [13]. Авторы проанализировали финансовые потоки и составили подробную графическую схему финансирования прозападных неправительственных организаций в Республике Беларусь. На этой схеме видно, что американские и европейские GONGOs финансируют лояльные НПО как напрямую, так и через неправительственные структуры Польши и стран Балтии [14].  Очевидно, что сравнение масштабов финансирования гражданского общества даже на примере одной страны будет не в пользу России.

Авторы доклада также полагают, что в основе российской «мягкой силы» лежит политика русификации [15]. В этом утверждении просматриваются страхи балтийских элит. В доклад включена отдельная глава, в которой делается попытка анализа деятельности российских институтов именно в странах Балтии. Акцент на балтийском направлении выводит тему соотечественников на одно из первых мест в представлениях авторов об инструментарии Кремля в Европе. Зачем России русифицировать соотечественников, если они уже вполне привержены России, остается загадкой. В очередной раз подтверждается тезис о том, что по многим вопросам Запад смотрит на Россию глазами Восточной Европы, хотя и не признается в этом.

Изюминкой доклада становится персонализация российской «мягкой силы» в лице Константина Косачева, бывшего руководителя Россотрудничества, ныне – сенатора и председателя Комитета по международным делам Совета Федерации. Именно Косачева авторы подозревают в секретной роли демиурга концепции российской «мягкой силы» (которая, к слову, документально так и не была оформлена и принята), а также в тесных связях GONGOs через фигуру сенатора со структурами политической партии «Единая Россия» [16]. Безосновательность этих подозрений очевидна отечественным экспертам. Но поскольку Косачев является членом попечительских советов Фонда Горчакова и РСМД, для авторов доклада связь GONGOs c «Единой Россией» - уже доказанный факт. «Ястребом» российской «мягкой силы» Косачева, по мнению авторов, делает выражение, которое он десять лет назад использовал, характеризуя положение русскоязычного населения в странах Балтии, назвав его «балтийским апартеидом» [17].

У кого что болит, тот о том и говорит

Большая часть 85-страничного доклада описывает угрозы для Европейского союза, исходящие от России. Авторы с упорством переписчиков средневековых текстов перечисляют российские фонды и поименно тех, кто входит в попечительские советы этих фондов, указывая на их связи с государственными органами и политическими партиями. И только четыре страницы из всего объема текста представляют интерес для российского читателя. На этих страницах содержатся «Европейские ответы [18] и «Рекомендации» [19] авторов для борьбы с «мягкой силой» Кремля. Всего четыре страницы текста – восемь рекомендаций, три из которых противоречат базовым демократическим ценностям.

Во-первых, поскольку Кремль использует трудности, с которыми сталкивается Европейский союз, якобы, тиражируя в сознание европейцев идею провала европейской интеграции, ответом, по мнению авторов, должно быть внутреннее укрепление ЕС, еще большая приверженность общеевропейским ценностям.

Во-вторых, рекомендуется активнее работать с целевыми группами, которые больше всего подвержены кремлевской пропаганде, вовлекать их в демократические процессы. Речь, конечно, идет, прежде всего, о русскоговорящих европейцах, соотечественниках. К этой же теме относится еще одна рекомендация – исследовать и расследовать деятельность организаций соотечественников и связанных с ними целевых аудиторий.

В-третьих, необходимо противодействовать российской пропаганде и распространять правдивую информацию. Критерий «правдивости» и объективности не уточняется. Поэтому, в-четвертых, нужно поддерживать распространение информации на русском языке, то есть на практике создавать русскоязычные СМИ, опровергающие информацию из российских медиа.

Во имя борьбы с «рукой Кремля» предложены три практических шага: принятие на законодательном уровне ЕС обязательного регистра лоббистов, усиление слежки за российскими GONGOs и другими организациями, замеченными в симпатиях к России, и, наконец, тщательный мониторинг рядов европейских политиков и депутатов на предмет их связей с Россией.

Пересчитать всех по головам

Тема прозрачности принятия решений внутри Европейского союза стала активно подниматься с началом председательства в Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера [20]. В Европейском союзе существует процедура добровольной регистрации лоббистов – Transparency Register for organizations and self-employed individuals engaged in EU policy-making and policy implementation. В этом реестре по состоянию на февраль 2016 г. было зарегистрировано белее 9 тыс. организаций и индивидуальных лиц, большая часть из которых имеет отношение к аналитическим центрам, НКО, консалтингу или бизнес-группам [21]. В настоящий момент процедура регистрации носит добровольный характер, однако в ЕС есть стремление сделать регистрацию обязательной для всех лоббистов. «Наши граждане имеют право знать, с кем члены Комиссии и аппарат Комиссии, члены Европейского парламента или представители Совета встречаются в контексте законодательного процесса» [22], - считает Юнкер. С 1 марта по 1 июня 2016 г. в ЕС были проведены публичные слушания на тему целесообразности введения обязательной регистрации. Комиссия собрала более 1,7 тысяч мнений. Итоговый доклад ожидается осенью.

Вопрос принятия правил обязательной регистрации лоббистов связан в первую очередь с принятием решений, касающихся внутренней жизни Европейского союза.  Хитроумность плана авторов «медвежьего» доклада состоит в подмене понятий. Под шумок общей тенденции по ужесточению контроля за европейскими лоббистами они разворачивают этот вопрос в сторону контроля за иностранными, в первую очередь пророссийскими НПО, представляя корень зла таким образом, что Россия, якобы через лоббистские группы занимается подрывом ценностей ЕС и вмешивается в процесс принятия решений.

Правилом обязательной регистрации лоббистов авторы предполагают оградить Европейский союз от влияния прокремлевских технологов и лоббистов. Но как раз в плане использования механизмов лоббизма и групп влияния в качестве инструментария своей «мягкой силы» Россия очень слаба. Публичных примеров такой работы практически нет. Разве что история с американской фирмой Ketchum, которая работала с российской властью с целью формирования своего позитивного имиджа России в мире [23]. А российские НПО и тем более GONGOs стороной обходят все официальные структуры Брюсселя, где многим из них оказывается самый холодный прием. Перед российскими GONGOs стоят иные цели, которые никак не подразумевают лоббирование интересов внутри Европейской комиссии или Парламента. Создание такого реестра, скорее, коснется европейских НПО, но не имеет смысла в части контроля за российскими неправительственными организациями.

Товарищ, будь бдителен, враг не дремлет

Абсолютно недемократическим представляется предложение авторов усилить полицейский и специальный контроль за пророссийскими НПО в Европе [24]. По их мнению, мониторинг за российскими GONGOs и связанными с Москвой НПО, в настоящее время осуществляется полицией и контрразведывательными службами не очень рьяно. А поводов для подозрений более чем достаточно: неожиданное появление новой неправительственной организации, отсутствие информации об источниках финансирования или распространение «альтернативной информации», угодной России.

Остановимся на теме финансирования. Прозрачность финансов российских GONGOs и НПО крайне заботит авторский коллектив. На протяжении всего доклада красной нитью тянется мысль о незаконности любых финансовых вливаний, которые Россия предпринимает в отношении неправительственных организаций в Европе. Когда же российское государство решает предпринять аналогичные изыскания и понять, кто финансирует российские НПО, гражданские группы оппозиционеров и активистов, принимая соответствующие законодательные решения [25], в среде европейских экспертов возникает возмущение коварными действиями Кремля, который «подавляет гражданское общество в России» [26].  Звучат ни на чём не основанные утверждения о том, что Минюст России отказывает в регистрации 8 организациям из 10 и т.д. [27]

Еще одной «демократической» мерой борьбы с российской подрывной деятельностью в Европе должно стать усиление контроля за контактами и связями европейских чиновников, политиков, депутатов. Авторы документа, аккуратно ссылаясь на мнение анонимного эксперта [28], призывают отслеживать изменения в риторике депутатов и членов политических партий Европейского парламента и голосование за решения, которые так или иначе могут трактоваться в пользу России.

Идея мониторинга и прозрачности контактов европейских чиновников и депутатов с ключевыми заинтересованными лицами и лоббистами не является оригинальной. Об этом в своей программе для ЕС уже упоминал Юнкер. Авторы использовали эту идею по-своему, переиначив, как в случае с обязательным реестром.

Авторы доклада ощущают себя если не в состоянии войны с Россией, то на военном положении. Возникает ощущение, что вот-вот, буквально через страницу будет озвучено предложение о люстрации тех европейских политиков, которые смеют иметь альтернативное мнение в отношении нашей страны, выступают за диалог и сотрудничество. Нормы плюрализма мнений словно не существует. Можно представить, в какой чёрный список попадут фамилии тех европейских депутатов, которые осмелились в конце июля 2016 г. приехать на день ВМФ в российский Крым [29].

Поля словами не засевают

Рекомендации доклада рассчитаны на бюрократию ЕС, на чиновников и политиков, депутатов Европейского парламента, которые вполне могут воспринять экспертные выкладки как призыв к действию и вынести предлагаемые конкретные инициативы на рассмотрение в ЕП, где существует благодатная антироссийская аудитория. Также расчет делается на всех тех, кто расположен верить в российскую угрозу для Европы.

Доклад крайне слаб с экспертной точки зрения, не содержит принципиально новой информации о российской системе НПО.  Отсутствие фактологической новизны компенсируется мифами, которые авторы усердно культивируют у читателя на протяжении всего документа: о всесильности российских GONGOs, о повсеместном проникновении российских нитей в систему европейских НПО, о разветвленной системе незаконного финансирования пророссийских структур в Европе со стороны Кремля (причем система эта сродни террористической), о том, что российские лоббисты уже проникли в святая святых – Европейский парламент – и активно влияют на систему принятия решений.

Доклад основан на фобиях и домыслах европейских экспертов. Реальная картина российского «мягкого присутствия» в Европе гораздо скромнее. Остается с сожалением констатировать, что если бы в действительности хотя бы половина из представленных в докладе утверждений и догадок имела реальные основания, система «мягкой силы» России выглядела бы куда как солиднее. Можно только пожелать российской «мягкой силе» в дальнейшем больше соответствовать тому, как видят ее европейские глаза, в плане множественности инструментов, финансов, а, главное, смелости и решимости действительно оказывать влияние на европейские процессы, к чему призывают эксперты и практики в этой области [30].   Но это уже тема другого экспертного анализа.


Примечания:

[1] http://www.martenscentre.eu/

[2] The Bear in Sheep’s Clothing. Research Paper. July 2016.

[3] Edward Lucas and Peter Pomeranzev. Defending and Ultimately Defeating Russia’s Disinformation Techniques. Recommendations. A Report by CEPA’s Information Warfare Project in Partnership with the Legatum Institute. August 2016.

[4] http://henryjacksonsociety.org/

[5] EU sets up team to counter Russian propaganda. StopFAKE.org. June 09, 2015.

[6] Orysia Lutsevych. Agents of the Russian World: Proxy Groups in the Contested Neighbourhood. Research Paper. Chatham House. April 2016.

[7] The Bear in Sheep’s Clothing. P. 16.

[8] Например, известный Национальный Фонд в поддержку демократии (National Endowment for Democracy) был создан администрацией Рейгана в 1983 г. и получил бюджетное финансирование для активной антисоветской работы в странах Восточной Европы. Финансовое участие правительства США открыто указывается на сайте организации.

[9] См., например, состав Совета директоров того же NED.

[10] The Bear in Sheep’s Clothing. P. 30.

[11] Для того, чтобы читатель точнее разобрался в работе системы хавала, авторы отсылают его к статье про эту систему в журнале The Economist (How hawala money-transfer schemes are changing. Oct 15th 2015).

[12] Заметим, что идея уравнивания угрозы международного терроризма и России не нова для «интеллектуалов» Брюсселя. Развивая утверждение президента Обамы о том, что Россия – это угроза номер один для мира, превосходящая даже лихорадку Эбола и международный терроризм в лице Исламского Государства (запрещено в России) экспертное сообщество Европейского союза активно включилось в написание сравнительных докладов о тактике и стратегии «гибридной войны», которую в отношении Европы, по их убеждению, ведут Россия и ИГ. Например, 29 июля 2016 г. Институт по изучению проблем безопасности при Европейском союзе (European Union Institute for Security Studies) выпустил очередной доклад, в котором проводится сравнительный анализ медиа-технологий и инструментов информационной войны, используемых Россией и Исламским Государством // Strategic communications – East and South. ISSUE Report - No30 - 29 July 2016.

[13] Анатомия «европейского выбора»: НКО Польши и Прибалтики в Республике Беларусь. Аналитический портал RuBaltic.ru, 2015 г.

[14] См. схему на портале RuBaltic.ru. Публикация от 23.09.2015.

[15] The Bear in Sheep’s Clothing. P. 33.

[16] The Bear in Sheep’s Clothing. P. 34.

[17] Константин Косачев. Диктат некомпетентности // Россия в глобальной политике. №1, 2006 г.

[18] The Bear in Sheep’s Clothing. P.65.

[19] Ibid. P.69.

[20] President Juncker's Political Guidelines. July 15, 2014.

[21] Transparency Register Factsheet. P.1.

[22] President Juncker's Political Guidelines. July 15, 2014.

[23] PR-агентство Ketchum прекратило продвижение России на Западе. Slon.ru. 12 марта 2015 г.; Евгений Косюк. Кремль без Ketchum. Что американское PR-агентство сумело сделать для Путина. Slon.ru. 13 марта 2015 г.

[24] The Bear in Sheep’s Clothing. P.67. P.69.

[25] Речи идет о пакете изменений, которые были внесены за последние несколько лет в Закон о некоммерческих организациях, в том числе введение понятия «иностранный агент» для организации, получающей финансирование из-за рубежа, а также создание списка нежелательных организаций, деятельность которых запрещена на территории РФ.

[26] The Bear in Sheep’s Clothing. P.20.

[27] Ibid.

[28] Ibid. P. 67.

[29] Павел Аксенов. Французские депутаты: «Крым принадлежит России, точка». Русская служба Би-би-си. 2 августа 2016 г.

[30]Наталья Бурлинова: Напрямую финансировать НКО за рубежом у нас пока смелости не хватает. Интервью в программе «ОТРажение», Общественное Телевидение России, 27 июля 2016 г.

Фото: Flickr.com/ Rock Cohen; обложка доклада "The Bear in Sheep's clothing"

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×