Интервью с Наталией Пискуновой

Piskunova

«У современной науки давно нет "национальности"»

Публикуем новое интервью с Наталией Игоревной Пискуновойкандидатом политических наук, доцентом кафедры международной безопасности Факультета мировой политики МГУ. Наталия – автор множества научных работ по вопросам глобальных политических проблем и международной безопасности, член редакционных коллегий международных рецензируемых журналов, которые входят в рейтинги Scopus и Web of Science. Мы поговорили о значении мировой науки для России и связи между наукой и дипломатией.

«Креативная дипломатия» («КД»): Наталия, у Вас очень серьезный опыт участия в международных научных конференциях и конгрессах. В чем основная цель международного участия для ученого и эксперта? Очень многие скептически относятся к международным мероприятиям как «научному туризму» или бессмысленным говорильням.

Наталия Пискунова: Всё зависит от целей и желаний конкретного учёного. Если человек хочет показывать свои работы в мировом масштабе, а не «писать в стол» или же на заказ, то ему критически важно участвовать в научных мероприятиях в разных странах, знакомиться с коллегами, работающими в том же направлении науки, получать критику, советы. На крупной научной конференции возможностей показать свою работу, увидеть свои ошибки, познакомиться с исследователями, работающими в схожих проектах, пригласить кого-то в свой проект или же быть приглашенным в качестве, например, соавтора статьи или же войти в редакционную коллегию международного научного журнала несравнимо выше, чем на любом местном мероприятии.

Такое положение дел в мировом научном сообществе сложилось не сегодня – этот процесс шёл на протяжении столетий. Большинство великих учёных стали таковыми именно благодаря тому, что смогли представить свои открытия на международной конференции и таким образом получить признание, поддержку и охват для обнародования результатов своих исследований, иначе бы о них никто так и не узнал и в итоге не было бы развития мировой науки.

«КД»: Какие навыки нужны ученому для выхода на международный уровень?

Наталия Пискунова: Всё просто: нужно владеть академическим английским языком (желательно и другими языками тоже), уметь общаться на профессиональном уровне и… быть смелым! Нужно не бояться отказов и ошибок (их будет много и это хорошо), не стесняться писать статьи и отправлять их на рецензии в мировые рейтинговые журналы, подавать заявки на участие в летних/зимних школах, круглых столах, проектах, активно знакомиться с учёными из разных стран и поддерживать эти дружеские и профессиональные связи самостоятельно, наращивая свой профессиональный круг контактов.

«КД»: Что российской науке мешает заявлять о себе громче в международном плане? С какими проблемами и препятствиями Вы сталкивались на личном опыте как ученый и как организатор? Какой поддержки не хватает от университетской и академической среды?

Наталия Пискунова: Ответ прост – финансовой и… моральной. Если финансовая поддержка – это оплата или хотя бы некоторое субсидирование тех преподавателей и исследователей, которые сами постоянно ищут возможности для профессионального роста на мировом уровне, участвуют в трудных международных академических конкурсах, выигрывают заявки на проведение секций или представления индивидуального доклада по итогам собственного исследования на мировых научных конгрессах, постоянно повышают свою квалификацию в крупнейших и авторитетных мировых научных и образовательных организациях, то с «моральной» поддержкой все сложнее.

Прежде всего, нужно осознание и признание того простого факта, что наука и преподавание – это такая же сложная и ценная работа, как и любая другая, и её авторитетность и важность должны продвигаться и популяризироваться на высоком уровне. Кроме того, нужно как можно больше рассказывать об участии российских исследователей и преподавателей в международных научных мероприятиях, продвигать их.

Еще одна «невидимая» проблема – отсутствие прозрачности и по-настоящему открытого диалога и взаимодействия между различными институтами, университетами и научными центрами. Сейчас всё еще сложно быстро узнавать о проектах, которые ведут коллеги в других ВУЗах и научных центрах, – национальному академическому сообществу всё ещё присуща определённая закрытость и разрозненность. Развитие и стимулирование межвузовского общения и сотрудничества на уровне совместных исследований может значительно улучшить качество исследований во всех областях знания.

«КД»: В чем может быть причина отсутствия инициативы у наших ученых? Мне вот лично часто приходилось слышать, что «там» нас всё равно не поймут, поэтому и нет смысла прикладывать усилия.

Наталия Пискунова: Я ни разу не сталкивалась с отсутствием инициативы у всех коллег, кого я знаю, за последние 20 лет. Наоборот, большинство стремится к достижению результата, значимого в мировом масштабе и международному признанию своих работ, и ежедневно работает над этим.

«КД»: Интересно. А какие форматы и какие конференции наиболее важны для российского участия, по Вашему мнению? Где мы мало представлены?

Наталия Пискунова: Я могу судить только о сфере социально-политического знания. В каждой сфере науки есть свои опорные научные конференции, представление результатов своей работы на которых сразу же повышает узнаваемость и рейтинг как отдельных исследователей, так и научных центров, групп, целых факультетов и содействует нахождению важных контактов для совместных исследований и проектов.

Например, для развития карьеры учёного-политолога, исследователя-международника принципиально важно иметь хорошую поступательную динамику участия в научных мероприятиях со строжайшим отбором участников согласно качеству и новизне поданных работ, в таких организациях, как ECPR (European Consortium for Political Research), ISA (International Studies Association) и её региональных подразделениях, SGIR (Standing Group on International Relations), IPPA (International Public Policy Association), WISC (World International Studies Committee), GDN (Global Development Network) и других.

Сейчас есть проблема игнорирования участия российских ВУЗов и научных центров: например, в том же ECPR сегодня представлено всего три российских ВУЗа на всю страну. Остальные не хотят участвовать, не хотят платить взносы и вообще заниматься этим простым вопросом – а это ведь даёт возможность для участия всех сотрудников и студентов целого ВУЗа в мероприятиях этой крупнейшей международной научной организации. Всего же в этой системе участвует более 300 ВУЗов мира и это колоссальные возможности для совместных проектов и для продвижения собственных центров и школ.

Scientist

Фото: ThisIsEngineering (Pexels.com)

Аналогично и с IPPA – у нас последние годы много говорят о роли публичной политики, дипломатии, но реально за 6 лет я видела буквально 5 человек, пробившихся и выступивших с результатами своих работ на ежегодных конгрессах этой организации за свой счёт.

Для сравнения, наши соседи в Казахстане буквально «бомбардируют» докладами – постоянно вижу массовую представленность ученых, студентов и представителей научных журналов из разных ВУЗов Казахстана на этих конгрессах. При личном общении они говорят о том, как просто и эффективно работает эта система массированной поддержки всех, кто смог пробиться со своей работой на международный уровень. Итог – представленность исследователей из Казахстана на мировых научных конгрессах выше, чем у России, в несколько раз. Подчеркну, что речь идёт строго о мировых научных конкурсах и конгрессах, а не о политических с официальными делегациями, куда обычному учёному никогда не попасть.

«КД»: По-прежнему, очень актуальна проблема утечки мозгов. Многие иностранные институты предлагают крайне привлекательные условия для работы – человек может продолжать быть «лицом России», но при этом он по факту все равно будет продвигать и развивать иностранную научную школу и может успешно закрепиться там на десятки лет. Каково Ваше восприятие этого явления?

Наталия Пискунова: Исследователь всегда ищет те условия работы, которые позволяют ему нормально работать. И жить, а не существовать, высчитывая копейки, и гадая, удастся ли оплатить жильё еще на месяц вперёд в месте проведения исследования и как еще можно сэкономить на еде для своей семьи, чтобы закупить критически необходимые реактивы для своей лаборатории… Представления об учёном-исследователе, как о средневековом монахе в келье, пишущем свои труды чуть ли не на бересте, живя на воде и хлебе, давно уже устарели и сегодня просто комичны.

Мировая наука и преподавание любой дисциплины – это такая же трудная и значимая работа, как любая другая – от медицины до нефтедобычи и от металлургии до аналитики фондовых рынков. Именно поэтому в странах, где учёный получает не только все условия для проведения исследования в любой сфере без исключения, без годов «хождения по мукам» и запросов на финансирование, а также хороший социальный пакет и заработную плату, при которой возможно и жить не за чертой бедности, и содержать свою семью, уровень привлекательности рабочих мест для учёных и педагогов несоизмеримо выше.

«Лицо» какой-либо страны – это терминология политиков, а не учёных. Научные же школы сегодня уже не настолько сильно привязаны к национальному принципу – во многих областях науки это уже давно устарело и отжило. Наоборот, сегодня большинство открытий происходит именно на стыке дисциплин и научных школ по отдельным направлениям без строгой привязки к какой-либо стране. У современной науки давно уже нет «национальности». В мировой науке смотрят не на паспорт, а на новизну и качество работы.

«КД»: А как Вы оцениваете наши внутренние российские инициативы международных конференций – научного, экспертного, политического характера? Получается или упускаем что-то важное из виду?

Экспертные и политические мероприятия начали активно развиваться у нас в последние 10 лет и пока что всё еще находятся в стадии своего становления. Зачастую в них сложно попасть со своей исследовательской работой, нет прозрачного отбора, отлаженных механизмов слепого рецензирования повсеместно и так далее… Грустная правда в том, что большинство конференций, заявляемых у нас как «международные», на самом деле представляют из себя обычные мероприятия местного масштаба с участием 2-3 иностранцев, и чаще всего это представители стран СНГ. Есть редкие исключения, но действительно массового открытого международного диалога у нас пока что критически мало.

При этом потенциал для развития по-настоящему международных научных конгрессов на всех уровнях – от студенческого до докторского – у нас колоссальны. К сожалению, все эти инициативы не находят поддержки (и это самый мягкий вариант). Я больше 10 лет в трех вузах пыталась добиться понимания того, что если мы выиграем право проведения крупного международного научного форума по международным отношениям под эгидой, например, ECPR, IPPA, ISA (они принимают заявки от ВУЗов по системе ротации ежегодно, есть постоянный контакт с организационными комитетами и руководством) на базе крупного российского ВУЗа – МГУ, МГИМО, ВШЭ и т.д. – то мы получим огромное количество очков в пользу и нашей науки, и нашей дипломатии. Более того, это сразу повысит рейтинги наших ВУЗов в международных системах. Увы, этого понимания и тем более массовой поддержки такой инициативы по факту нет. А ведь это по значимости фактически как Олимпиада или Чемпионаты мира по науке для нашей страны.

«КД»: Как Вы считаете, сейчас, во времена zoom-конференций международное сотрудничество имеет больше возможностей? Или всё же онлайн не может заменить полноценного участия?

Наталия Пискунова: С одной стороны, вынужденный переход многих авторитетных научных конференций в онлайн-формат во многом упростил участие для тех, кто прошёл жёсткий конкурсный отбор. Например, многие организаторы снизили уровень обязательного взноса (он мог составлять 200 евро/долларов США/фунтов стерлингов и выше) на 50%, а некоторые, например, и вовсе его отменили. Кроме того, из-за изоляции нет затрат на логистику – покупку авиабилетов, оплаты гостиницы, транспорта на месте, питания и расходов на визу. Отмечу тут, что при отсутствии поддержки от ВУЗа все эти затраты идут от самого участника. Иными словами, нужно не только провести исследование с оригинальной идеей и хорошей доказательной базой, но еще и накопить денег для оплаты собственного участия в крупном международном мероприятии, чтобы его представить.

Онлайн в этом плане очень существенно облегчил финансовую сторону участия в научном мероприятии и улучшил возможности для доступа к самым новым исследованиям и профессиональному общению в очном формате непосредственно с теми, кто ведёт международные научные проекты – можно задать вопросы автору исследования и сразу же получить ответ в эфире, пообщаться с координатором и лидером интересного проекта, получить предложение к нему присоединиться, позвать участников в свой проект, найти соавторов.

С другой стороны, международные конференции высокого уровня проводятся в очень интересных городах с многолетней историей, и это и давало возможность «совмещения приятного с полезным»: приехать в другую страну, познакомиться с ней или же снова побывать в тех местах, которые интересны и нравятся уже много лет, ощутить местный колорит и просто вживую пообщаться с коллегами, соавторами по проектам. Погружение в атмосферу другого города и страны в статусе «не-туриста» – это совершенно иное, незабываемое впечатление, опыт и состояние. Это как раз замечательный «событийный туризм». Никакой онлайн этого не заменит.

Интервью подготовила главный редактор «КД» Виктория Иванченко

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×