Интервью с Ильей Субботиным

Наташа и Илья

"В Министерстве есть много людей, которые знают, как работать с мягкой силой"

Продолжаем наши интервью о "мягкой силе". "Креативная дипломатия" подвела итоги 2017 года с Ильей Субботиным, заместителем главы Департамента общеевропейского сотрудничества МИД РоссииВидео доступно на нашем Ютуб-канале.

"Креативная дипломатия" ("КД"): Добрый день, дорогие друзья! Я Наталья Бурлинова, и вы смотрите официальный канал организации "Креативная дипломатия". Сегодня у нас в гостях - заместитель директора Департамента общеевропейского сотрудничества МИД России Илья Субботин. Добрый день, Илья!

Илья Субботин: Добрый день!

"КД": Мы будем разговаривать об итогах года публичной дипломатии и роли Министерства иностранных дел в публичной дипломатии России. Илья, наступил 2018 год, но все-таки пока январь - хотелось бы подвести итоги прошлого года. Скажите, Вы в целом довольны работой МИДа и в частности своего Департамента по направлению "публичная дипломатия"?

Илья Субботин: Когда люди довольны своей работой, это плохой знак. Своей работой надо быть недовольным, всегда. Я, конечно, имею право говорить о работе своего Департамента, даже еще более точно - своего направления: отвечаю в Департаменте общеевропейского сотрудничества за работу с Советом Европы. Могу сказать, что в прошедшем году у нас по направлению задействования российских НПО на "совето-европейской" площадке были хорошие примеры, которыми мы можем быть довольны, и были случаи, где нужно ситуацию улучшать.

Конкретно по тем площадкам, что существуют в Совете Европы. У нас есть основная "совето-европейская" структура -  Конференция международных неправительственных организаций Совета Европы. Это большое объединение, в которое входят порядка 400 НПО со всей Европы, в котором российское участие можно и нужно усиливать. Там присутствуют наши традиционные большие игроки на поле "мягкой силы" - Российский фонд мира, Федерация мира и согласия, но, в общем, на наш взгляд, этого недостаточно. Надо привлекать туда новые силы. Есть подвижки в этом направлении. Буквально вчера (интервью записывалось 13 января - прим. "КД") я встречался с представителями Императорского Православного Палестинского общества, они подают сейчас заявку на членство в этой конференции. Но это касается и таких креативных, молодых организаций, как ваша, которую я лично считаю одним из очень ярких игроков на поле российской "мягкой силы".

Теперь что касается других форматов на "совето-европейской" площадке. Как раз сейчас я могу рассказать о том случае, когда мы сработали хорошо. В Совете Европы существует ежегодная конференция по религиозному измерению межкультурного диалога. Она проходила в 2017 году в Страсбурге в начале ноября, и нам удалось собрать и привезти туда очень представительную делегацию российских неправительственных организаций, как конфессиональной, так и неконфессиональной направленности, которые выступали активно и задавали тон дискуссии. А темой дискуссии была в 17-м году роль религиозных организаций в решении миграционного кризиса. Вот на этом, наверное, пока остановлюсь.

"КД": А что за негативный опыт (если об этом можно рассказывать)?

Илья Субботин: В качестве менее удачного примера я как раз имел в виду Конференцию международных неправительственных организаций.

"КД": А чем она была неудачной?

Илья Субботин: Просто нас там мало, там мало российских НПО - они не слышны, не видны. И получается, что повестка формулируется без учета мнения России, которая, напомню, остается одним из полноправных членов Совета Европы, этой общеевропейской и межгосударственной старейшей организации. И в которой надо работать. Это мой традиционный принцип.

"КД": По поводу того, что, как правило, недостаточное количество российских неправительственных организаций участвуют в подобного рода мероприятиях... Начну с общего вопроса: часто ли Министерство иностранных дел подвергается критике относительно того, что МИД часто вообще не в курсе о существовании многих некоммерческих организаций? Те организации, о которых МИД знает, - это большие, уже старинные организации, которые дружат с МИДом не один десяток лет, но они, может быть, уже не настолько в тренде, не настолько актуальны, как сегодня требует время. Давайте оставим другие направления МИДовской работы, поговорим о вашем направлении - насколько ваш Департамент, ваш отдел, насколько хорошо вы владеете фактурой? Насколько хорошо вы знаете те новые НПО и проекты, которые появляются в России? Или все-таки есть здесь проблема с получением информации?

Илья Субботин: Как Вы, наверное, знаете, в МИДе существует Департамент, специализированный у нас по работе с парламентом и общественными организациями. В идеале туда должна стекаться такая информация, но, в то же время, при всем уважении к коллегам из ДСПО (Департамент по связям с субъектами Федерации, парламентом и общественными объединениями - прим. "КД"), мы, например, фактически ведем собственную неформальную базу данных российских НПО, активных на "совето-европейской" площадке. Я знаю, что похожая ситуация у коллег из Департамента международных организаций, который курирует ООН-вские площадки. У нас в ДОСе направление ОБСЕ активно работает с российскими НПО применительно к ежегодному сентябрьскому Совещанию по гуманитарному измерению, которое проходит в Варшаве.

Опять же - мы приходим к тому, что всегда можно лучше. Я оцениваю ситуацию как небезнадежную, идет активно взаимодействие с неправительственными организациями. Мы его видим. Но всегда есть пространство для улучшения. Я должен здесь упомянуть еще, конечно, те фонды, которые существуют при МИДе  - Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова, есть Фонд поддержки соотечественников (Фонд поддержки и защиты прав соотечественников - прим. "КД"), которые обладают определенными финансовыми средствами для поддержки НПО. Если мы посмотрим в перспективе, то, может быть, каких-то 10 лет назад ни того, ни другого фонда не было в принципе. То есть движение в правильном направлении есть, но нужно больше средств, - безусловно, хотелось бы, чтобы выделялось больше средств на эту работу, - и нужно вовлекать в том числе те НПО, молодые и яркие, которые появляются и которых мы можем не знать.

"КД": Но вот для Вас за последние год-два появилось ли что-то новое, отметили ли Вы для себя какую-то новую НПО именно по вашему направлению?

Илья Субботин: Здесь есть нюанс. Я назначен на эту должность буквально месяц назад, до этого я был начальником отдела, в котором НПО-составляющая была не так ярко представлена. Это Отдел регионального сотрудничества и общих вопросов, мы работали больше с российскими регионами. В общем-то работа по линии регионов тоже является одним из инструментов "мягкой силы".

"КД": Безусловно.

Илья Субботин: Безусловно. Я думаю, что в нынешних условиях известных больших политических трудностей, помимо собственно работы по линии НПО, форматы межрегиональные, форматы городов-побратимов тоже должны быть задействованы для улучшения общей атмосферы наших отношений на европейском направлении.

"КД": Вернемся к финансовому аспекту, который Вы упомянули. Смотрите, есть еще одна большая проблема, почему российские НПО не так часто принимают участие в российских мероприятиях европейского характера - это финансовая составляющая. Очень часто звонят из Министерства иностранных дел, приглашая куда-то поехать. Но нет финансовой поддержки. НКО у нас, как известно, не очень богаты, особенно мелкие, средние НКО. Как МИД, в частности ваш Департамент, пытаются решать эту проблему, которая, как мне кажется, на процентов семьдесят зависит от финансирования - даже участие НКО в том или ином проекте?

Илья Субботин: Безусловно, нет денег - и нет участия. Решаем иногда творчески, используя разные креативные подходы...

"КД": Отличное слово - творчески. В этой среде - это самое оно!

Илья Субботин: Но так и есть, это реалии нашей жизни и нашей работы на площадках "мягкой силы" в Европе. Есть механизмы, которые задействуются для привлечения российских НПО к участию на больших международных площадках. Со своей стороны, как отвечающий за "совето-европейское" направление, просто могу пригласить Вас и любых других заинтересованных в работе на этом направлении российских акторов "мягкой силы". Просто [нужно] обращаться, демонстрировать свой интерес. Обещаю сделать всё, что в наших силах, чтобы помочь их участию. Как именно - оставим это для каждого конкретного случая. Вот даже та самая конференция по религиозному межкультурному измерению в рамках диалога, который я упоминал. Там предусмотрена оплата определенного количества экспертов со стороны стран-членов за счет бюджета Совета Европы, по рекомендации в данном случае нашего Постпредства. Соответственно, двух или трех человек мы, например, как на последнюю конференцию, привезли не за их счет, а за счет Совета Европы. И такие возможности имеются. Мы их максимально будем использовать.

"КД": Вы - кадровый дипломат, в течение многих лет работаете в Министерстве иностранных дел. И Вы второй год являетесь экспертом Курса общественного дипломата. Я хочу Вас спросить, насколько сегодня кадровые дипломаты МИДа понимаю важность тематики "мягкой силы"? Или все, что связано с этой "мягкой силой" и общественной дипломатией, не очень им знакомо, это всё по остаточному принципу? Как оцениваете?

Илья Субботин: Не могу согласиться про остаточный принцип. Нет. Безусловно, руководство Министерства четко ставит задачу по максимальному задействованию нашей "мягкой силы" в широком понимании для реализации внешнеполитических задач, которые стоят перед Министерством иностранных дел. Есть даже соответствующие курсы профессиональной подготовки на базе Дипломатической академии для действующих дипломатов - работа с инструментами "мягкой силы". Но самым лучшим, наверное, способом подготовки в этом направлении является непосредственная работа на этих участках, с которой коллеги сталкиваются и в двусторонних посольствах, и особенно в наших миссиях при многосторонних европейских организациях.

Я с уверенностью говорю, что в Министерстве есть много людей, которые знают, понимают, как работать с "мягкой силой", как работать на площадке НПО. Я думаю, что неизбежно в ближайшие годы мы увидим сдвиги и в тех проблемных узких местах, о чем мы говорили.

"КД": То есть можно надеяться, что однажды появится Заместитель министра иностранных дел по вопросам публичной дипломатии, как, к примеру, в Госдепе?

Илья Субботин: Как минимум, одному из заместителей министра этот реферат может быть вменен официально. Сейчас, объективно, занимаются этим в руководстве. Министр Сергей Викторович Лавров проводит ежегодную встречу (в который Вы участвовали, я знаю) с представителями НПО. Есть форматы по линии департаментов, ряд Заместителей министра активно работают с НПО-шниками. Я сейчас это воспринял как пожелания с Вашей стороны, которые я зафиксирую.

"КД": Есть просто ощущение, что наш МИД очень "побаивается" брать на себя роль координирующего центра по направлению "публичная дипломатия". При этом, например, американский Государственный департамент очень часто является заказчиком программ в сфере публичной дипломатии - исследований, мероприятий и так далее - через разные фонды или напрямую. У нас часто мы слышим, что МИД может выступать площадкой для обмена мнениями, консультации какие-то давать, но быть координирующим органом Министерство иностранных дел не хочет, оставляет это в стороне. Но вопрос: кто тогда должен координировать эту работу по публичной дипломатии? Логично делать это МИДу, как Вы считаете?

Илья Субботин: Вот на моем направлении - на "совето-европейском" - соответствующего подразделения Департамента общеевропейского сотрудничества безусловно готовы координировать деятельность неправительственных организаций применительно к Совету Европы. Как это сделать в масштабе всего Министерства с постановкой каких-то глобальных задач? Наверное, это тот вопрос, на который мне сложно ответить, давайте вместе думать, как это лучше организовать.

"КД": Вы сказали, что действующие дипломаты проходят дополнительную подготовку по тематике "мягкой силы". Я знаю, что в Дипломатической академии есть такие курсы, а вот что касается студентов, людей, которые хотят заниматься международными отношениями? Вы как считаете, нужен ли такой специализированный курс - курс по публичной дипломатии? Или даже не курс, потому что в принципе курсы есть, а специальная программа? Опять же часто я слышала от действующих дипломатов, что на самом деле ничему особенному здесь учиться не надо, надо быть классическим дипломатом, а вот это всё - дело наживное. Но опять же, из моей практики: все-таки есть здесь определенная специфика, требуются знания и законодательства, и каких-то действующих практик. То есть люди, которые дальше хотят работать по направлению "мягкой силы" и публичной дипломатии в классическом МИДе все-таки нуждаются в какой-то специализированной подготовке. Согласитесь ли с такой постановкой вопроса или нет? Или все-таки он, кадровый дипломат, - многостаночник, может всё?

Илья Субботин: Это, как говорил мой начальник брюссельский: "I am potato, I can be everything". Я, конечно, соглашусь с постановкой вопроса, что подготовка на этапе обучения в МГИМО, Дипакадемии, других вузах, где готовятся специалисты по международным отношениям, курсы по "мягкой силе" нужны обязательно. Да, эмпирически с этим можно познакомиться, когда человек оказывается где-то на работе в Посольстве, но лучше, чтобы он знал это заранее.

"КД": Можно считать, что "Креативная дипломатия" делает правильную работу, организовывая Курс общественного дипломата?

Илья Субботин: Безусловно, мне было очень приятно, общаясь со слушателями этого курса в прошлом году и этом, видеть их неподдельных интерес к тому, что делает Министерство. Хочу отметить высокий средний уровень ваших слушателей. Люди заинтересованные, приятно, что очень много коллег, закончивших наши профильные вузы, проходившие практику в Министерстве, и не исключаю, что в будущем они присоединятся к команде МИД России.

В заключение я хочу поздравить всех с Новым наступившим 2018 годом и пожелать "Креативной дипломатии" всяческих успехов на нелегкой ниве продвижения российской "мягкой силы".

"КД": Мы в свою очередь тоже поздравляем Вас с Новым наступившим годом и желаем Департаменту еще больших успехов в наступившем году. Чтобы те планы, которые вы задумали, реализовались и самое главное, чтобы было больше успешных мероприятий, о которых Вы сказали в самом начале.

С Вами была Наталья Бурлинова. Вы смотрели официальный канал "Креативной дипломатии". У нас в гостях был Заместитель директора Департамента общеевропейского сотрудничества МИД России Илья Субботин. До новых встреч!

Илья Субботин: Спасибо Вам большое!

"КД": До свидания!

Видео интервью:

Беседовала Наталья Бурлинова, президент "Креативной дипломатии"

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×