Иконы конца холодной войны

Фото для статьи Ульрики

Ульрика Рейснер

Австрийский независимый политический обозреватель, исследователь медиа

Это историческое фото. Медиа нашли гениальный, удачный ход, и событие, отраженное на фото, задним числом тоже сделали историческим. Открытие границы между Австрией и Венгрией в 1989 году – пример, иллюстрирующий практику согласованного создания смыслов и символическую политику конца холодной войны.

Введение

В 1989 году Венгрия переживала поворотный момент в своей истории. В предыдущие годы власти страны уже предприняли ряд мер, направленных на реформирование социалистической системы. В частности, венгерское государство приняли во Всемирный валютный фонд и Всемирный банк. Была реформирована банковская система страны. Введение избирательного законодательства, учреждение Счетной палаты, Конституционного суда, Национального банка – все это проложило путь к становлению правового государства. Процесс реформ был запущен правящей элитой [1], его ускорило тяжелое экономическое положение страны. С начала 1980-х Венгрия все больше ориентировалась на своего западного соседа – Австрию, особенно в экономическом плане. Так, например, в 1978 году Венгрия отменила обязательные визы, и между странами происходил умеренный туристический обмен.

Австрия, в свою очередь, воспринимала федеральную землю Бургенланд как «мост взаимопонимания» [2]. Она, по мнению австрийцев, стала таковой после Второй мировой войны. Поддержав, в том числе, и политических беженцев, покинувших Венгрию на волне восстания 1956 года, эта самая восточная австрийская земля внесла значительный вклад в дело мирного сосуществования двух народов, которому было свойственно взаимоуважение и доверие [3].

Особые отношения, установившиеся между Венгрией и Австрией в годы холодной войны, были значимы еще и потому, что Австрия соблюдала нейтралитет и не участвовала непосредственно в конфронтации двух блоков. Впрочем, политики австрийской Второй республики понимали, что вследствие географического положения конфликты внутри соседних стран, входящих в Организацию Варшавского договора, скажутся и на самой Австрии [4]. Впрочем, после 1955 года общественное мнение, сформированное как медиа, так и политиками, сходилось на том, что именно благодаря нейтралитету Австрию не задели различные конфликты, порожденные холодной войной [5].

В этой связи министры иностранных дел Австрии и Венгрии Алоис Мок и Дьюла Хорн встретились в июне 1989 года на границе возле Санкт-Маргаретен в земле Бургенланд. Они совершили символический акт, разрезав кусок колючей проволоки перед камерами и под фотовспышки репортеров со всех уголков мира. При этом Венгрия еще раньше, в мае 1989 года, начала снимать колючую проволоку и убирать ограждения. Однако фотографии, сделанные 27 июня 1989 года, до сих пор считаются иконами конца холодной войны [6].

Спустя два месяца, 19 августа 1989 года, более 600 граждан ГДР бежали в Австрию как раз через эту «открытую» границу. Это произошло во время так называемого Европейского пикника. 10 сентября 1989 года Дьюла Хорн, наконец, объявил, что Венгрия откроет границы, и все желающие смогут уехать. После этого 11 сентября порядка 60 тысяч граждан ГДР отправились в ФРГ через Венгрию и Австрию. Открыв границы, венгерские власти не только ускорили смену режима в собственной стране, но и косвенно повлияли на смену режима в ГДР [7].

В этой статье события лета 1989 года рассматриваются с конструктивистской точки зрения. Статья призвана помочь осмыслить те события, 30-летний юбилей которых мы будем отмечать в этом году. Рассмотрев происходившее в конструктивистской перспективе, можно получить информацию о том, почему нарушение норм (открытие границы) не было воспринято как враждебный акт или акт агрессии, но, напротив, стало считаться символом преодоления отчуждения в Европе и идеологических противоречий времен холодной войны.

В данной статье мы сосредоточимся на том, как масс-медиа освещали открытие границы между Австрией и Венгрией, а также на восприятии фото, представлявших двух министров иностранных дел. Почему анализ этого сюжета становится все более политически значимым? Очевидцы подчеркивают, что освещение темы в западных медиа в 1989 году не только укрепило дух граждан бывших социалистических стран и их стремление добиться свободы, но и ослабило правящие элиты этих государств. В особенности это касалось Германской демократической республики [8]. По словам Санднера, «изображения претендуют на аутентичность, порождают эмоции и создают цепочки ассоциаций» [9].

Характер исследования

В статье суммируются результаты более детальных работ, среди которых преимущественно индивидуальные кейс-стади [10] в форме описательных исследований. Открытие австрийско-венгерской границы летом 1989 года – это «кейс, то есть пространственно и временно делимитированная единица исследования» [11]. Мы ограничились элементом медийной коммуникации.

Вопрос, которым мы задаемся, звучит так: Как медиа описывали открытие австрийско-венгерской границы летом 1989 года, и как менялся рассказ об этом событии с течением времени?

При работе с эмпирическим материалом были определены следующие концептуальные параметры:

- Открытие австрийско-венгерской границы было связано с двумя историческими событиями. Во-первых, это посещение австрийским и венгерским министрами иностранных дел участка границы возле Санкт-Маргаретен в Бургенланде 27 июня 1989 года (событие 1, запечатленное на фото). Во-вторых, это Европейский пикник 19 августа 1989 года (событие 2).

- Период исследования ограничен июнем-августом 1989 года. Еще два рассматриваемых периода – это июнь-август 1999 года (10-летний юбилей) и июнь-август 2009 года (20-летний юбилей). Цель – изучить, как изменился рассказ о событии спустя 10 и 20 лет. Изучение второго и третьего периода позволит получить информацию о том, повлияли ли масс-медиа на восприятие события как исторического.

- Объем исследования вынуждает сфокусироваться на медиа Австрии и Федеративной Республики Германии. ФРГ была вовлечена в рассматриваемые события, поскольку именно в эту страну направлялись большинство беженцев из ГДР. Языковой барьер и ограниченный доступ не позволили включить в анализ венгерские печатные медиа. Из соображений актуальности при выборе медиа мы ограничились ежедневными газетами. В итоге были рассмотрены около 50 печатных изданий. «Соответствующими» задачам исследования считались публикации, в которых непосредственно говорилось об открытии австрийско-венгерской границы летом 1989 года.

Базовые соображения

С точки зрения конструктивизма, действия акторов в международной системе определяются идеологическими структурами и культурами. В рамках этого же подхода, государства адаптируют свои взаимоотношения к их интерпретации. Именно поэтому культуры дружбы и партнерства развиваются на базе общих идей и убеждений. В таких культурах политические структуры, действия и их содержание формируются не так, как в культурах вражды. В ходе процессов социализации формируются сообщества ценностей, призванные передавать общие идеи и нормы новым членам. Базовая гипотеза конструктивизма заключается в том, что вероятность мира между государствами и международного сотрудничества возрастает, если государства разделяют общие идеи и ценности.

Не стоит недооценивать значение эффекта колеи, особенно в долгосрочных и сложных социальных процессах. Если вспомнить всеобщую историю XIX и XX веков, нельзя игнорировать то обстоятельство, что у Австрии и Венгрии сложились особые соседские отношения, которые до сих пор актуальны. Культура дружбы укрепилась во время Венгерского восстания в 1956 году. Она проявилась и в форме вышеупомянутого «моста взаимопонимания» во время холодной войны.

Более того, желая понять динамику процессов, повлиявших на открытие границы летом 1989 года, не стоит игнорировать ту посредническую роль, которую Австрия играла в биполярном мире времен холодной войны. И добрососедские отношения с Венгрией, и опыт посредничества между Востоком и Западом – все это повлияло на общую интерпретацию событий и оформило коммуникативные действия акторов 1989 года.

Как уже говорилось выше, нас прежде всего интересует вклад, который медиа внесли в политический дискурс вокруг открытия австрийско-венгерской границы летом 1989 года. Какую реальность сконструировали медиа? В какой социальный контекст были помещены репортажи? Какие идеи, социальные образы, паттерны аргументации и символы были характерны для медийного дискурса? Менялся ли этот дискурс на протяжении 20 лет?

С методологической точки зрения, главным вызовом является операционализация. Для задач исследования мы приняли теорию дискурса, разработанную Эрнесто Лаклау и Шанталь Муфф на основе концепции дискурса Мишеля Фуко [12], и соответствующие предложения по ее операционализации [13]. Теория Лаклау и Муфф проводит различие между элементами и моментами в случае означающего: в различных дискурсах одному и тому же означаемому, десигнату, могут приписываться разные значения, элементы. Например, в зависимости от дискурса, пересечение австрийско-венгерской границы гражданами ГДР летом 1989 года может быть описано, как «нарушение границы» (элемент а) или как «шаг к свободе» (элемент b). По Лаклау и Муфф, такие элементы могут временно упрочиваться в отдельных дискурсах и становиться моментами. Таким образом, дискурс – это попытка установить значение элементов и превратить их в моменты дискурса [14]. В социальных процессах дискурсы помогают сформировать, изменить или укрепить идентичности акторов и другие социальные институты. Накопление моментов в дискурсе (узловая точка) укрепляет согласованное конструирование значения и общие для акторов идеи. Узловые точки помогают в общественном строительстве и позволяют противопоставить себя тому, что отлично [15].

Исходя из этого, мы определили следующие индикаторы (i) для эмпирического анализа:

Независимая переменная: Открытие австрийско-венгерской границы в 1989 году

Зависимая переменная: Освещение в медиа

i-1: Какие элементы в медийных репортажах становятся моментами?

i-2: Есть ли узловые точки в нарративных паттернах репортажей?

i-3: Есть ли изменения в медийных дискурсах 1989-го, 1999-го и 2009-го годов, появляются ли новые элементы или моменты, образуют ли они новые или отличные нарративные паттерны?

Анализ эмпирических данных кейс-стади

Как уже упоминалось выше, венгерские власти начали демонтировать системы электронного наблюдения на границе с Австрией уже 2 мая 1989 года. В проанализированных медийных публикациях за тот период отмечается, что у Венгрии не хватало финансовых средств для того, чтобы поддерживать функционирование этих систем. Дефективные устройства начали создавать проблемы, например, в виде ложных тревог. Начиная с 20 июня 1989 года граждане ГДР периодически просили убежища в посольстве ФРГ в Будапеште. 27 июня 1989 года австрийский и венгерский министры иностранных дел перерезали колючую проволоку на границе возле Санкт-Маргаретен в Бургенланде (событие 1). Это событие активно освещали международные медиа. Несколько недель спустя, 19 августа 1989 года, на короткое время был отменен пограничный контроль, в результате около 600 граждан ГДР оказались в Австрии (событие 2).

Период исследования: июнь-август 1989 года

При изучении этого периода особенно бросается в глаза то, что событие 2 освещалось гораздо шире, чем событие 1. В проанализированных публикациях австрийских и немецких газет нет даже фотографии министров иностранных дел – примечательный факт, если смотреть на него с нынешней исторической точки зрения. Этому символическому акту на австрийско-венгерской границе не уделили большого внимания, во всяком случае, медиа. Это событие оказалось маргинальным в процессе распада коммунистического блока. Летом 1989 года медиа в ФРГ уже освещали тему будущего объединения Германии. В центре внимания политиков в Австрии, в свою очередь, находилось возможное вступление страны в Европейский союз. Министр иностранных дел Алоис Мок был активным апологетом этой идеи. О визите венгерского министра иностранных дел в Австрию писали преимущественно в контексте экономических отношений и процесса демократизации в Венгрии.

В свою очередь, узловую точку, если исходить из публикаций в медиа, можно обнаружить в связи с событием 2. Вербальных и визуальных материалов, посвященных событию 2, было намного больше. В медийном дискурсе такие элементы, как «массовое бегство», «нарушение границы» и «бедственное положение многих беженцев», были объединены в периодически повторяющиеся моменты. Эти моменты можно было обнаружить и в параллельных медийных дискурсах того времени, например, в рассказе о массовом бегстве из ГДР. Примечательно, что этот исход граждан ГДР спровоцировал вспышки ксенофобии в ФРГ, и соответствующие высказывания на этот счет также распространялись в медиа [16].

Из этого можно сделать общий вывод: публикации лета 1989 года вписывались в общий процесс согласованного конструирования значения западным сообществом ценностей во время холодной войны.

Период исследования: июнь – август 1999-го и 2009 годов

В том, что касается события 1, результаты анализа медиа 1999-го и 2009 годов совершенно отличны. В юбилейных публикациях фото министров иностранных дел, перерезающих колючую проволоку, доминировало. Тем самым была создана узловая точка, причем не только в визуальном плане, но и – по меньшей мере, в австрийских медиа – с точки зрения содержания. Пересказывая многочисленные анекдоты, посвященные происхождению фото, мы неизбежно выйдем за рамки исследования. Так или иначе, следует отметить, что фотографирование на границе было постановочным действием, рассчитанным на медиа. Результаты исследования это подтверждают. В итоге появились такие новые нарративные элементы, как «фотографирование», «телевидение» и «медийный ажиотаж».

Если говорить о событии 1, то историческое сопоставление анализируемых временных периодов позволяет обнаружить трансформацию медийного дискурса, переход от прежней узловой точки «исход из ГДР» к новой узловой точке «фотографирование». Схожий феномен можно обнаружить и в связи с событием 2 в 1999-м и 2009 годах. Тогда как летом 1989 года моменты, объединенные в узловой точке «исход из ГДР», были доминирующими, медийный дискурс явно сместился к новой узловой точке, в которой сходились такие моменты, как «мир», «свобода» или «примирение».

Анализ показал, что медиа приписывали двум протагонистам, Алоису Моку и Дьюле Хорну, особые роли – они «подняли железный занавес». В медийном дискурсе вокруг смерти Хорна в 2013 году этот момент дополнительно усилился. При этом в проанализированных материалах практически не содержится непосредственных высказываний министров иностранных дел, не говоря уже о провозглашении ими общих идей или стратегии. Если и можно говорить о согласованном конструировании значения, то исходить при этом можно лишь из слов очевидцев, свидетельствующих о заранее продуманном жесте.

Помимо многочисленных репортажей о людях и частных судьбах лета 1989 года, а также свидетельств очевидцев [17], новую узловую точку в 1999-м и 2000 годах определял «символизм событий». В частности, это нашло проявление в лингвистическом символизме при рассказе о событии 1. Использовались такие вербальные образы, как «разрезание занавеса» или «разрыв в занавесе». Временная дистанция по отношению к 1989 году, изменившаяся картина мира [18] способствовали тому, что такие моменты, как «мир», «свобода» и «объединение», накопились и образовали новые узловые точки в медийных дискурсах. Впоследствии в самих медиа шутили [19] над смелыми интерпретациями реальной политики 1989 года [20]. Фото стало историческим. Медиа сделали его таким задним числом. Это был их ловкий и гениальный ход.

Выводы

Результаты исследования показывают, что открытие австрийско-венгерской границы летом 1989 года априори не воспринималось как манифестация идеи свободы и преодоления идеологических расхождений. Это произошло лишь в 1999-м и 2000 годах на базе соответствующих моментов и узловых точек. Именно тогда в медийном дискурсе установилась такая атрибуция. В 1989 году, в свою очередь, подобная интерпретация получила лишь ограниченное распространение. Как отмечалось выше, на рассказ о событии в 1989 году по-прежнему влияла антагонистическая картина мира времен холодной войны. Темы политических и, возможно, военных последствий нарушения границы были столь же значимыми, как и тема потока беженцев из ГДР в ФРГ.

Суммируя, необходимо отметить, что формат данного исследования позволяет лишь частично затронуть эту сложную и захватывающую тему. Автор считает, что роль медиа в конце холодной войны, их активный вклад в политический дискурс и историческую переоценку событий, остаются богатым полем для научной работы.

На фото: министр иностранных дел Австрии Алоис Мок (слева) и его венгерский коллега Дьюла Хорн символически перерезают колючую проволоку на австрийско-венгерской границе летом 1989 года.


Библиография

Dieringer, Jürgen 2009: Ungarn in der Nachbeitrittskrise, in: Aus Politik und Zeitgeschichte, 29-30/2009, Frankfurt/M., 6-11

Gehler, Michael 2009: Die Umsturzbewegungen 1989 in Mittel- und Osteuropa, in: Deutsche Teilung – Deutsche Einheit, Online-Dossier der Bundeszentrale für Politische Bildung, Frankfurt/Main, in: http://www.bpb.de/geschichte/deutsche-einheit/deutsche-teilung-deutsche-einheit/43728/die-umsturzbewegungen-1989 (24.10.2013), Seitennummerierung laut Online-Ausdruck

Glasze, Georg 2007: Vorschläge zur Operationalisierung der Diskurstheorie von Laclau und Mouffe in einer Triangulation von lexikometrischen und interpretativen Methoden, in: Forum Qualitative Sozialforschung / Forum Qualitative Social Research, 8(2), Art. 14, in: http://www.qualitative-research.net/index.php/fqs/rt/printerFriendly/239/529 (04.02.2014), Seitennummerierung laut Online-Ausdruck

Giddens, Anthony 1988: Die Konstitution der Gesellschaft, Campus, Frankfurt/M., New York

Habermas, Jürgen 1981: Theorie des kommunikativen Handelns, Band 1, Suhrkamp, Frankfurt

Höll, Otmar 1997: Die außenpolitischen Beziehungen Österreichs zu seinen Nachbarstaaten, in: Gerlich, Peter (Hrsg.) 1997: Österreichs Nachbarstaaten: Innen- und außenpolitische Perspektiven, Schriftenreihe des Zentrums für angewandte Politikforschung, Band12, Wien, 279-310

Hofmann, Wilhelm / Dose, Nicolai / Wolf, Dieter 2007: Politikwissenschaft, UTB basics, UVK Verlagsgesellschaft mbH., Konstanz

Hopf, Ted 1998: The Promise of Constructivism in International Relations Theory, in: International Security, Vol. 23, No. 1, 171-200

Jackson, Patrick Thaddeus 2004 (Hrsg.): Bridging the Gap: Toward a Realist Constructivist Dialogue, in: International Studies Review (2004) 6, 337-352

Jachtenfuchs, Markus 1995: Ideen und Internationale Beziehungen, in: Zeitschrift für Internationale Beziehungen, 2/1995, 417-442

Jahn, Egbert 2012: Strukturen von Konflikt und Kooperation im Osten Europas, in: Sozialwissenschaftliche Schriftenreihe, Internationales Institut für liberale Politik, Wien

Laclau, Ernesto / Mouffe, Chantal 1985: Hegemony & socialist strategy: towards a radical democratic politics, Verso, London

Lauth, Hans-Joachim / Winkler, Jürgen R. 2010: Methoden der vergleichenden Politikwissenschaft, in: Lauth, Hans Joachim (Hrsg.) 2010: Vergleichende Regierungslehre: Eine Einführung, 3. aktualisierte und erweiterte Auflage, VS Verlag für Sozialwissenschaften, Wiesbaden, 39-72

Lengyel, Zsolt K. 2009: Ungarn und seine Nachbarn, in: Aus Politik und Zeitgeschichte, 29-30/2009, Frankfurt/M., 40-46

March, James G. / Olsen, Johan P. 1998: The Institutional Dynamics of International Political Orders, in: International Organization 52, Nr. 4, 943-969

Mattern, Janice B. 2004: Power in Realist-Constructive Research, in: Jackson, Patrick Thaddeus 2004: Bridging the Gap: Toward a Realist Constructivist Dialogue, in: International Studies Review (2004) 6, 343-346

Meyer, Thomas 2004: Die Theatralität der Politik in der Mediendemokratie, in: Aus Politik und Zeitgeschichte 2003, in: http://www.bpb.de/apuz/27196/die-theatralitaet-der-politik-in-der-mediendemokratie?p=all (10.01.2014), Seitennummerierung laut Online-Ausdruck

Meyer, Thomas 2002: Mediokratie – Auf dem Weg in eine andere Demokratie?, in: Aus Politik und Zeitgeschichte 15-16/2002, in: http://www.bpb.de/apuz/26977/mediokratie-auf-dem-weg-in-eine-andere-demokratie?p=all (10.01.2014), Seitennummerierung laut Online-Ausdruck

Morisse-Schilbach, Melanie 2006: Historischer Institutionalismus, in: Bieling, Hans-Jürgen / Lerch, Marika (Hrsg.) 2006: Theorien der europäischen Integration, 2. Auflage, VS Verlag für Sozialwissenschaften, Wiesbaden, 271-292

Müller, Harald 1995: Spielen hilft nicht immer. Die Grenzen des Rational Choice Ansatzes und der Platz der Theorie kommunikativen Handelns in der Analyse internationaler Beziehungen, in: Zeitschrift für internationale Beziehungen, Nr. 2, 371-391

Müller, Wolfgang 2008: Kalter Krieg, Neutralität und politische Kultur in Österreich, in: Aus Politik und Zeitgeschichte, 1-2/2009, Frankfurt/M., 11-19

Müller, Wolfgang / Oates-Indruchová, Libora 2013: Space, Borders, Borderlands: Global and East European Approaches in Historiography, in: Österreichische Zeitschrift für Politikwissenschaft (ÖZP), 42. Jahrgang, Heft 1, 43-46

Reich, Jens 1994: Die Macht der Bilder, in: Die Zeit, Ausgabe vom 30.09.1994, in: http://www.zeit.de/1994/40/die-macht-der-bilder (10.01.2014), Seitennummerierung laut Online-Ausdruck

Reiter, Erich 2008: Überlegungen zur Neutralität, Sozialwissenschaftliche Schriftenreihe (Hrsg.), Heft 25, Internationales Institut für liberale Politik, Wien, 12-17

Risse, Thomas 2005: Global Governance and Communicative Action, in: Held, David / Koenig-Archibugi, Mathias (Hrsg.) 2005: Global Governance and Public Accountability, Melden, Blackwell, 164-189

Risse, Thomas 2003: Konstruktivismus, Rationalismus und Theorien Internationaler Beziehungen. Warum empirisch nichts so heiß gegessen wird, wie es theoretisch gekocht wurde, in: Hellmann, Gunther / Wolf, Klaus Dieter / Zürn, Michael (Hrsg.) 2003: Die neuen Internationalen Beziehungen. Forschungsstand und Perspektiven in Deutschland, Weltpolitik im 21. Jahrhundert, Bd. 10, Nomos, Baden-Baden, 99-132

Risse, Thomas 2000: „Let´s argue!“ Communicative Action in International Relations, in: International Organization 54, Nr.1, 1-39

Sandner, Günther 2001: Hegemonie und Erinnerung: Zur Konzeption von Geschichts- und Vergangenheitspolitik, in: Österreichische Zeitschrift für Politikwissenschaft (ÖZP), 30. Jahrgang, Heft 1, 5-17

Schmalz-Bruns, Rainer 1995: Die Theorie kommunikativen Handelns – eine Flaschenpost? Anmerkungen zur jüngsten Theoriedebatte in den Internationalen Beziehungen, in: Zeitschrift für internationale Beziehungen, Nr. 2, 347-370

Scholl, Armin 2011: Konstruktivismus und Methoden der empirischen Sozialforschung, in: M&K, 59. Jahrgang, 2/2011, 161-179

Schwellnus, Guido 2006: Sozialkonstruktivismus, in: Bieling, Hans-Jürgen / Lerch, Marika (Hrsg.) 2006: Theorien der europäischen Integration, 2. Auflage, VS Verlag für Sozialwissenschaften, Wiesbaden, 321-346

Wagner, Wolfgang 2006: Der akteurzentrierte Institutionalismus, in: Bieling, Hans-Jürgen / Lerch, Marika (Hrsg.) 2006: Theorien der europäischen Integration,  2. Auflage, VS Verlag für Sozialwissenschaften, Wiesbaden, 249-270

[1] Gehler 2009, 5; Dieringer 2009, 6

[2] Höll 1997, 298

[3] Ibid; Müller 2008, 11

[4] Reiter 2008, 14

[5] Müller 2008, 19

[6] Gehler 2009, 5

[7] Lengyel 2009, 46

[8] Reich 1994

[9] 2001, 10, перевод автора

[10] Подробнее Lauth; Winkler 2010, 57

[11] ibid. , 45

[12] Laclau & Mouffe 1985

[13] Glasze 2007

[14] ibid, 4

[15] ibid, 6

[16] Вальтер Приснитц, работавший тогда госсекретарем в боннском Министерстве внутригерманских отношений, якобы сказал, что люди должны оставаться на своих местах, и тогда ФРГ не придется объединять заново.

[17] В том числе таможенников, чиновников, представителей медиа и т.д.

[18] В 2004 году в ЕС вступили страны Балтии, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Венгрия, а в 2007 году – Болгария и Румыния.

[19] Карл Дим, глава протокола Министерства иностранных дел Австрии, сказал в 2009 году: «Алоис Мок на все клевал. На любую чушь».

[20] Бывший венгерский посол в Бонне Иштван Хорват, например, сказал в 2009 году: «Кто мог предположить, что 120 тысяч советских солдат в Венгрии останутся безучастными?»

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×