Категория: Мягкая сила

Концепция внешней политики 2016 и «мягкая сила» России

myagkaya-sila

Наталья Бурлинова 

Президент Центра поддержки и развития общественных инициатив "Креативная дипломатия", к.полит.н.

Многие эксперты уже успели прокомментировать новую редакцию основного внешнеполитического документа, подписанного Владимиром Путиным 30 ноября 2016 г., с точки зрения различных аспектов международных отношений и геополитики. Кто-то подсчитал количество слов в новом документе по сравнению с КВП-2013. Кто-то занялся региональным анализом обновлённых приоритетов России. В силу своей профессиональной специализации мне бы хотелось остановиться на том, как через КВП-2016 отражается современное восприятие российской политической системой такого понятия как «мягкая сила», совсем недавно вошедшего в российский общественный и внешнеполитический обиход.

 «Мягкая сила по-русски»  

«Мягкая сила» – концепция, придуманная и введенная во внешнеполитический оборот в начале 90-х г. политологом Джозефом Найем. «Мягкая сила» по Найю – это способность добиваться от других желаемого результата не столько с помощью принуждения (hard power) и оказания давления (военного, экономического, политического), сколько с помощью убеждения и привлечения на свою сторону зарубежной аудитории. В основе «мягкой силы» лежат политический курс государства, ценности и культура [1].

То есть «мягкая сила» – это прежде всего набор идей, призванный содействовать достижению внешнеполитических целей государства через создание его привлекательного образа.  Ключевым в данном случае является слово «привлекательность» (attraction).

Читать далее

Почему сфера «мягкой силы» не воспринимается всерьез?

Moscow

Виктория Иванченко

Главный редактор

В период расцвета и популярности концепции «мягкой силы» в России возникла иллюзия, что найдено новое лекарство от множества внешнеполитических проблем. Однако практически сразу возник вопрос: а насколько действительно данная концепция совместима с внешнеполитической традицией России и привычным пониманием «силы»? Разговоры о «мягкой силе» в России продолжаются длительное время, однако дискуссия обретает все больший оттенок скепсиса и подозрительности по отношению к самой сути концепции. Почему так происходит?

Интерес к «мягкой силе» в России сохраняется как на уровне практики, так и теоретического осмысления. Однако сама концепция в последнее время несколько отошла на задний план. Более того, сферу «мягкой силы» зачастую воспринимают как область пиара и улучшения имиджа страны. Безусловно, практик во многом вынужден отбросить теоретизирование и осмысление концепции и перейти к более практическим и насущным вещам, однако «мягкая сила» имеет прямое отношение к сфере международных отношений по части своего действия.

Однако, так как «мягкая сила» включает в себя множество компонентов, которые относятся к иным сферам – например, социальной и культурной, - то и воспринимается она зачастую как явление второстепенное для международных процессов.

Читать далее

Интервью с Александром Габуевым

Gabuev

«Особенность «мягкой силы» Китая в том, что все управляется чиновниками»

Опыт других стран в сфере «мягкой силы» - важная часть исследования в рамках нашего аналитического проекта. О «мягкой силе» Китая редакции «Креативной дипломатии» рассказал Александр Тамерланович Габуев, руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.

«Креативная дипломатия» («КД»): Какая роль в Китае отводится концепции «мягкой силы»?

Александр Габуев: В Китае концепция «мягкой силы» заимствована ровно в таком же виде, как она была сформулирована Джозефом Наем. Своего термина, кроме перевода-кальки жуань шили, там нет. Своего понимания за пределами социалистической и коммунистической пропаганды также нет. Весь терминологический инструментарий заимствован из теории Ная и из того, что делали США и Запад.

Дискуссии о «мягкой силе» начались примерно в конце 1990-х, когда китайские политологи, интеллектуалы из близких партии мозговых центров ознакомились с этой концепцией, разобрались и поняли, что Китай – вторая или третья экономика мира, у нее растут военные расходы, но есть еще некий компонент в виде «мягкой силы», который тоже надо наращивать.

Читать далее

Образ России за рубежом

16052759360_70508f0229_k

От редколлегии

"Креативная дипломатия" поинтересовалась у коллег из других стран о том, как изменилось отношение к России после последних событий на международной арене. Попытаемся выяснить, пострадала или все же приобрела "мягкая сила" России.

Развивается ли дискуссия о «мягкой силе» в мире и России? Или само понятие уже устарело и неактуально? Стоит ли и вовсе говорить об образе России за рубежом? Нужно ли проводить инвентаризацию инструментов, которые Россия могла бы там развивать и применять? Как воспринимать июньский рейтинг британского агентства Portland? Многие тогда, напомним, восприняли попадание России в 30-ку как весомый успех (хотя и обоснованный в основном традиционным культурным ресурсом).

О трансформации концепции «мягкой силы» в современном мире «Креативная дипломатия» решила спросить и у корифея науки международных отношений и автора самого термина Джозефа Ная, на что он нам ответил, что явление «мягкой силы» остается важным, значимым (relevant). А вот мировые процессы и события (украинский, сирийский кризисы, вернувшаяся риторика «холодной войны», такие процессы как формирование новых экономических режимов ТТП и ТАТИП под эгидой США, которые мы привели в пример как вызовы традиционному пониманию концепции «мягкой силы») причинили ущерб «мягкой силе» России.

Читать далее

Интервью с Дмитрием Стрельцовым

strelcov

"Япония - модель будущего для многих стран мира"

«Креативная дипломатия» продолжает разговор о региональном измерении «мягкой силы». В этот раз на наши вопросы отвечает Стрельцов Дмитрий Викторович, д.и.н., профессор, заведующий Кафедрой востоковедения МГИМО МИД РФ, Председатель Российской ассоциации японоведов.

«Креативная дипломатия» («КД»): Япония, пожалуй, была первой азиатской страной, правительство которой осознало потенциал «мягкой силы». Как много внимания сегодня правительство уделяет созданию позитивного имиджа страны в мире? Какие способы, средства, инструменты «мягкой силы» используются для достижения цели?

Дмитрий Стрельцов: Безусловно, Япония, как и многие другие страны, озабочена своим имиджем за границей и уделяет большое внимание повышению своего реноме за пределами страны. Но в отношении Японии есть еще несколько обстоятельств, которые делают эту задачу особенно актуальной. Во-первых, это то, что острие японской дипломатии направлено все-таки на Азиатско-Тихоокеанский регион. Это регион, который, с одной стороны, граничит с Японией, с другой – имеет негативный исторический опыт, связанный с периодом Второй мировой войны, когда Япония была страной-агрессором, принесла народам многих азиатских стран большие страдания, и память об этом еще жива. Поэтому для обеспечения своей экономической стратегии в регионе, для внешнеэкономической деятельности, необходимо создать соответствующий климат в странах региона, и один из путей – это активная культурная дипломатия, улучшение имиджа Японии за ее пределами.

Читать далее

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×