Африканский фронт Японии

Abe

Дарья Грибкова, координатор проектов "Креативной дипломатии"

Противостояние Японии и Китая вышло за пределы Азии

Для Politica Externa

«Япония пыталась навязать свою волю африканским странам, преследуя свои корыстные интересы, и вбить клин между Китаем и странами Африки», — так прокомментировали в китайском МИД Токийскую международную конференцию, прошедшую в столице Кении в конце августа 2016 года, обвинив Токио в стремлении политизировать форум. Что же вызвало такое недовольство в Пекине?

Новости конференции

После того как в 2010 году Китай потеснил Японию на третье место в рейтинге сильнейших экономик мира, все более ощутимым стало экономическое соперничество Токио и Пекина в разных регионах мира. В своих высказываниях и действиях в Африке стороны тоже не стремятся уйти от проблем, существующих между ними в Тихоокеанской Азии.

Пожалуй, главным событием августа 2016 года в отношениях между Японией и странами Африканского континента южнее Сахары стала VI Токийская международная конференция по развитию Африки, прошедшая в Кении. Первая конференция состоялась в 1993 году, и за 20 лет этот механизм эволюционировал в один из главных международных форумов, преследующих цель стимулирования устойчивого развития стран Африки и касающихся вопросов индустриализации, развития инфраструктуры, здравоохранения, социальной защиты и положения женщин в обществе.

Кроме премьер-министра Японии, на конференции присутствовали главы тридцати четырех государств Африки. Соорганизаторами выступили Африканский союз, Программа развития ООН, Всемирный банк и канцелярия специального советника генерального секретаря ООН по Африке.

В ходе конференции премьер Синдзо Абэ заверил, что в ближайшие три года японские государственные и частные организации выделят африканским странам $30 млрд на поддержание экономического развития, и треть будет направлена в инфраструктурные проекты, реализуемые совместно с Африканским банком развития. С одной стороны, сумма кажется более чем внушительной, а с другой — Китай вкладывает куда большие средства в страны региона, и такая активность Японии едва ли должна быть повод для беспокойства в Пекине.

Отголоски тихоокеанских споров

По итогам конференции была принята декларация, в третьем разделе которой и находится положение, вызвавшее негодование КНР. Речь идет о необходимости соблюдения норм международного морского права, зафиксированных в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года (напомню, в июле 2016 года Гаагский суд не признал «исторических прав» Китая на спорные острова в Южно-Китайском море). Кроме того, участники конференции подтвердили, что выступают за срочную реформу институтов ООН, в том числе Совета Безопасности. По мнению Токио, его состав должен быть расширен (естественно, за счет Японии).

То, что Токио поднимает вопросы, касающиеся морского права и спорных территорий в Южно-Китайском и Восточно-Китайском моря, на диалоговых площадках, имеющих мало отношения (или не имеющих никакого) к этим проблемам, не может не раздражать Пекин. Во-первых, КНР придерживается принципа, согласно которому в решении проблемы могут принимать участие только страны, непосредственно имеющие к ней отношение. Во-вторых, такие действия Японии подрывают усилия Китая по формированию фронта стран, на чью поддержку можно рассчитывать на международной арене.

Экономическая помощь КНР странам Африки заключается не только в расчете найти применение собственным финансовым и людским ресурсам для развития своей же экономики; это также способ заручиться дополнительной поддержкой на международном уровне.  В Пекине часто напоминают о том, что 25 африканских стран в 1971 году проголосовали за передачу места Тайваня в СБ ООН Китайской Народной Республике (при этом, как правило, умалчивается, что 19 – были против).

Китайское сотрудничество со странами африканского континента в разы превосходит японское. Инвестиции Японии в страны Африки в 2015 году составили $1,24 млрд (в 2014 году – $1,5 млрд). Основная доля расходуется на строительство дорог, портов, аэропортов, электростанций, на сельское хозяйство и медицину. Для сравнения: в апреле 2015 года Китай направил в одну только Экваториальную Гвинею $2 млрд инвестиций. В 2015 году торговый оборот Китая с Африкой составил $179 млрд долларов, Японии – $24 млрд. В целом для Африки Китай – крупнейший торговый партнер и инвестор.

Стоит отметить, что китайские лидеры ежегодно посещают страны Африки, а Форум китайско-африканского сотрудничества каждые три года проводится либо в Китае, либо в какой-либо из африканских стран. В свою очередь, Токийская международная конференция 2016 года стала первой, прошедшей в африканской стране.

Соответственно, недовольство Пекина вызывает не экономическая активность Токио, а то, какие проблемы обсуждаются параллельно с этим. Какие же преимущества имеет Япония в углублении отношений со странами Африки?

Реальные проекты

Япония проигрывает Китаю по объемам финансовых вливаний в страны Африки, но тем не менее обладает определенными преимуществами, которые могут позволить сократить ее отставание от Китая. Так, например, качество товаров, произведенных в Японии, значительно выше китайских аналогов. Это значит, что и техника, используемая при строительстве проектов с японским участием, качественнее китайской и долговечнее, пусть и стоит дороже.

Специфичен и подход Китая к условиям реализации заключаемых контрактов. Пекин настаивает на том, чтобы именно китайские рабочие участвовали в осуществлении инфраструктурных проектов. Японские компании же привлекают рабочих той страны, в которой работают, что импонирует местному населению. Так было при строительстве дорог в Кении с участием Японии и Китая, когда японские подрядчики нанимали местных работников.

«Альтруистический» имидж Японии в Африке формируется благодаря том, что японцы помогают развивать сельское хозяйство, образование, здравоохранение и способствуют сохранению водных ресурсов . Сложившийся в мире образ надежного партнера также работает на Японию. Еще премьер-министр Кэйдзо Обути заявлял, что, несмотря на экономические трудности, которые испытывает Япония (а премьерство его пришлось как раз на конец «потерянного десятилетия» — 1998—2000 годы), она будет способствовать интеграции Африки в мировую экономику, преодолению бедности, развитию человеческих ресурсов и частного сектора через помощь образовательной сфере и здравоохранению.

Одна из сфер, в которых активизировали деятельность японские компании – энергетика. Так, одна из крупнейших торговых компаний Японии, Marubeni, в 2018 году начнет строительство в Нигерии ТЭС мощностью 1,8 млн кВт и приблизительной стоимостью $1,89 млрд при поддержке Министерства экономики, торговли и промышленности Японии и Японского банка международного сотрудничества. Marubeni уже строила электростанции в Нигерии, но такого масштаба – впервые. Еще одна японская компания, Mitsubishi Hitachi Power Systems, должна обеспечить для станции поставки турбин и котлов.

Sumitomo Corp. также подписала меморандум с Мозамбиком о строительстве электростанции мощностью 1,2 млн кВт, которая вдвое должна увеличить объемы вырабатываемой в стране электроэнергии. Mitsubishi вместе с французской Total построят солнечную электростанцию в Кении. Mitsui&Co выразила намерение углублять стратегическое партнерство с государственными энергетическими компаниями и банками Мозамбика в области угледобычи и СПГ.

Без всяких сомнений, проявление такого участия Токио в африканских делах имеет под собой как экономические, так и политические причины. Старший научный сотрудник Стокгольмского Института политики безопасности и развития Берт Эдстром отмечает, что японская официальная помощь развитию в основном приходится на страны, из которых Япония импортирует ресурсы. К этому добавляются внешнеполитические амбиции нынешнего японского правительства, стремящегося не только не отстать, но и по возможности перегнать Пекин в распространении своего влияния и расширении военного присутствия. К примеру, в 2011 году Япония открыла военную базу в Джибути для борьбы с пиратством, а в Пекине это расценили, как предлог для японской военной экспансии, подрывающей международную систему, сложившуюся после Второй мировой войны.

Не только экономика

Среди несомненных преимуществ Японии – высокотехнологичная продукция, корпоративная культура и философия отношения к труду и коллективу, в котором работаешь. Важный компонент образа невоенной силы – миротворческая деятельность Японии. Японские миротворцы в Южном Судане оказывают техническую и логистическую поддержку операциям ООН по поддержанию мира.

Большое пространство для японской «мягкой силы» открывает сфера образования, где Поднебесная пока обходит японцев. По данным на 2014 год, в странах Африки действует 60 институтов и классных комнат Конфуция. Из наиболее заметных центров, где занимаются развитием научных и культурных связей с Японией и преподают японский язык, можно назвать Центр японских исследований в Преторийском университете ЮАР.

При этом Африка – огромный континент, на пространстве которого Япония может реанимировать свой потенциал «мягкого» воздействия, испытывающий деструктивное влияние реформ в военной сфере. Африка в какой-то степени может стать альтернативой АТР, где японская «мягкая сила» сталкивается с серьезной конкуренцией со стороны Китая и Южной Кореи, а в перспективе – Индии и стран АСЕАН.

Активизируя работу по экономическому направлению в сочетании с инструментами «мягкого» влияния, Токио способен с присущей японцам тактичностью добиться внушительных результатов в завоевании симпатий населения стран Африки. Самое важное, что японское правительство – весьма дальновидно и, по высказыванию Синдзо Абэ, отдает себе отчет в том, что Африку сегодня нужно воспринимать не как реципиента помощи, но как партнера для роста.

Фото: James Ochweri / UNDP Kenya / Flickr

Источник: Politica Externa

Похожие публикации

Закрыть
Закрыть

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.

Закрыть

Закрыть
Регистрация

Имя, Фамилия, Отчество

Страна

Город

Образование

Место работы и должность

Телефон

Электронная почта

Поле загрузки файлов


×
Кишкембаев Аскар Булатович

Кишкембаев Аскар Булатович

×
Петришенко Игорь Викторович

Петришенко Игорь Викторович

×
Сысоева Анна Алексеевна

Сысоева Анна Алексеевна

×
Перебоев Владимир Сергеевич

Перебоев Владимир Сергеевич

×
Фененко Алексей Валериевич

Фененко Алексей Валериевич

×
Токарев Алексей Александрович

Токарев Алексей Александрович

×
Иванова Наталия Анатольевна

×
Аватков Владимир Алексеевич

Аватков Владимир Алексеевич

×
Субботин Илья Вячеславович

×
Уткин Сергей Валентинович

×
Синицын Михаил Владимирович

×
Мягкая сила России

лого_curv-01-1Аналитический проект «Мягкая сила России» призван развить дискуссию и выявить ключевые интересы, проблемы и вызовы в данном измерении российской внешней политики.

Проект ставит своей целью внести вклад в развитие дискурса о мягкой силе России, способствовать выработке и лучшему пониманию данной концепции, увеличить эффективность мягкой силы России на практике.

Проект охватывает следующие аспекты для изучения:

— актуальность вопроса развития мягкой силы в России;

— определение российского потенциала;

— инструменты мягкой силы;

— кадры и финансирование;

— соотношение понятия «мягкая сила» с информационным образом, брендингом государства;

— опыт и модели других государств, инновационные подходы;

— институционализация мягкой силы;

— области и сферы для охвата в России;

— вопрос самоидентификации и смыслы, которые может Россия нести вовне;

— измерение эффективности мягкой силы;

— пробелы в деятельности мягкой силы России;

— мониторинг публикаций по мягкой силе в России и мире;

— рецензии на тематические труды;

— полемика с другими авторами.

Отдельное внимание мы уделяем развитию общественной дипломатии как одного из инструментов мягкой силы.

Предложения для публикаций на нашем сайте принимаются по адресу softpower.picreadi@gmail.com.

Проект открыт для участия экспертов, ученых, аспирантов, студентов профильных специальностей. Территориальных ограничений нет.

×
Шакиров Олег Игоревич

Работал в РИА Новости, РУСАДА, стажировался в Секретариате ООН.

Закончил международный факультет Южно-Уральского государственного университета, магистратуру Johns Hopkins SAIS.

http://russiancouncil.ru/blogs/shakirov/

×
Суворова Лукьяна Ивановна

Суворова Лукьяна Ивановна

×